Главная / Обратная связь

 

Гуманитарные, социально-экономические
и общественные науки

Humanities, social-economic and social sciences

Научный журнал ISSN 2220-2404 (печать) ISSN 2221-1373 (On-line) входит в перечень ВАК при Минобрнауки РФ

„Humanities, Social-economic and Social Sciences“

The national scientific journal ISSN 2220-2404 (print version) ISSN 2221-1373 (On-line)  is included  in the List of peer-reviewed scientific editions, recommended by the Supreme Attestation Commission of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation.
www.online-science.ru

 

 
 
     
 
 
     
 
 
 
 Поиск:
 
Социoлогические науки
 
Главная / Рубрики журнала / Социoлогические науки
 
Номер: Выпуск №1 - 2010 г.
УДК 316
С – 67
 
Сотникова Александра Вадимовна
соискатель кафедры психологии и социологии
Южно-российского государственного технического университета,
старший преподаватель кафедры общеобразовательных
и естественных научных дисиплин филиала
Ростовского государственного экономического университета
 
Перспективы реализации профессиональной мотивации
студенческой молодежи в современной России
 
Аннотация: В данной статье рассматривается актуальная проблема реализации профессиональной мотивации студенческой молодежи в современных условиях кризиса труда и социально-трудовых отношений российского общества, а также обозначаются основные направления повышения перспектив студенческой молодежи в области профессиональной самореализации в рамках полученной в вузе специальности.
Ключевые слова: молодежь, студенческая молодежь, профессиональная мотивация студенческой молодежи, рынок труда, трудоустройство молодежи.
 
Студенческая молодежь является частью всего общества, частью молодежной группы, продуктом общественных отношений и тенденций общественного развития. Поэтому рассматривать ее, а также процессы и явления, связанные с ее жизнедеятельностью, изолированно от общественных процессов и тенденций, конечно же, бессмысленно и неверно. Как продукт своего общества, молодежь представляет продукт той социальной неопределенности, нестабильности и рискогенности, которые  являются российской реальностью уже не одно десятилетие, но для российской молодежи эта неопределенная и рискогенная реальность становится фоном ее социализации, развития, источником формирования жизненных стратегий и в целом фактором, не воспринимающимся как нечто временное и ненормальное – для современной молодежи такая ситуция является ситуацией, если не нормальной, то привычной, и адаптируясь к ней, она вырабатывает те стратегии, которые наиболее оптимально позволяют справляться с трудностями социального развития, обретения самостоятельного социального статуса.
Очевидно, что неопределенность общественного развития, неопределенность профессионального настоящего и тем более будущего, нестабильности социально-экономического положения современной молодежи, в том числе студенческой становится той почвой, на которой формируется и специфическая профессиональная мотивация, по большому счету не ориентированная на профессиональное развитие и профессиональный рост как самоцель, поскольку в условиях общества риска и высокой социокультурной динамики планирование, проектирование на длительный период времени, на отдаленное будущее становится в ряде случаев бессмысленным занятием.
 
Торжество и господство коротких жизненных проектов – вот итог безумной социальной динамики и рискогенности социального пространства, которое все больше и больше расширяется по мере увеличения скорости социальных изменений и глобализации мирового пространства. Однако профессиональная самореализация как важнейший жизненны проект предполагает некое планирование и протяженность во времени, и этот процесс обусловлен другим процессом – формированием профессиональной мотивации. Профессиональная мотивация студенческой молодежи имеет особо важное значение для общества, поскольку эта группа молодежи представляет будущую интеллектуальную элиту социума, его авангард, надежды на инновационный прорыв. Поэтому к данной проблематике присутствует совершенно объяснимый интерес со стороны исследователей.       
  Не требует доказательств тот факт, что сфера труда и профессиональной самореализации выступает ключевой из сфер, отвечающих за социальное и физическое самочувствие индивида, его жизненный тонус, настроение. Этим и определяется необходимость создания  условий для успешной трудовой адаптации молодежи на современном рынке труда с тем, что означает, прежде всего, создание условий для профессиональной самореализации в рамках полученной специальности как основы жизненной самореализации. Только в рамках такого подхода, на наш взгляд, ценностные основании профессиональной мотивации будут обусловлены не столько уровнем социального престижа профессии и размером оплаты труда,  сколько интересом и любовью именно к этой сфере профессиональной деятельности.
Для этого необходимо сформировать тесную связь между рынком интеллектуального труда и рынком образовательных услуг, которая пока, согласно результатам экспертного опроса, проведенного специалистами Института социологии РАН, существует в основном на уровне взаимодействия служб трудоустройства выпускников с предприятиями и организациям, в которых предположительно будут работать выпускники, что свидетельствует о том, что воспроизводится в некотором виде система распределения выпускников вузов в форме непосредственных контактов между вузами и предприятиями, однако, по данным на 2008 год доля выпускников вузов, устроившихся самостоятельно, лишь немногим меньше (25%) трудоустроившихся по запросам предприятий (27%) [1].
 
Отсутствие гарантий относительно будущего трудоустройства, видимо, объясняет тот факт, что студенческая молодежь при трудоустройстве предполагает задействовать, прежде всего, связи и знакомства как наиболее эффективный механизм трудоустройства: 56,75% опрошенной нами студенческой молодежи собирается использовать этот механизм в первую очередь при устройстве на работу, 7,63% надеются на помощь родителей (что тоже можно расценивать, как использование связей и знакомств, которые родители обязательно будут использовать при поиске места работы для своего «чада»), и только 33,46% предполагают, что будут рассчитывать только на себя [2].
 
Обращает на себя внимание также тот факт, что большинство опрошенных студентов предпочитают открыть собственное дело (38,52%), на работу в государственном секторе ориентированы 20,04% опрошенных студентов, в коммерческом – 13,04%, и для 22,57% респондентов имеет значение размер оплаты труда, а не сектор экономики.
Здесь мы можем увидеть имеющиеся противоречия, связанные с характером реализации профессиональной мотивации. Так, если учесть, что только 11 % опрошенных нами студентов не собирались после окончания вуза связывать свою профессиональную деятельность с полученной специальностью, то возникает вопрос:  действительно ли те, кто собираются открыть собственное дело, предполагают реализовать при этом свои профессиональные знания и полученную специальность в вузе, если учесть, что таковых в ходе опроса оказалось не много, не мало более половины (почти половина опрошенных студентов полагают, что, скорее всего, будут работать в соответствии с полученной специальностью, около трети респондентов убеждены в этом).

В исследовании, проведенном среди студентов ТТИ ЮФУ, студенты проявили большую степень самостоятельности при ответе на вопрос: «Как Вы считаете, каким образом Вы сможете трудоустроиться?»: на собственные силы рассчитывают 26% опрошенных, в то время как предполагают обратиться за помощью к родственникам, знакомым почти такое же количество студентов (27%) (см. таб. 1).

 
Таблица 4. Распределение ответов на вопрос «Как Вы считаете, каким образом Вы сможете трудоустроиться?» в группе ТТИ ЮФУ. Кол-во опрошенных 1404 [3]. 

Ответы
%
1
С помощью вуза
13%
2
С помощью родственников, знакомых
27%
3
По предложению работодателя
23%
4
С помощью СМИ (газет, телевидения и пр.)
9%
5
Через службу занятости
2%
6
Самостоятельно
26%

Даже на ответ о том, каким образом возможно поучить навыки самостоятельного трудоустройства, студенты ТТИ ЮФУ, прежде всего, отметили такой вариант, как: «научат родители, друзья, знакомые» (32%), затем «Из Интернета» (17%), и только потом «на учебных занятиях» (16%) [4].  Тот факт, что респонденты в большинстве своем собираются использовать связи и знакомства при устройстве на работу, говорит о следующем: во-первых, в сфере трудоустройства у молодежи есть серьезные трудности, связанные с отсутствием опыта работы, низкой оплатой труда молодых специалистов, определенным ограничением возможностей трудоустройства в престижные организации без наличия связей; во-вторых, отсутствие эффективной работы по трудоустройству студентов и выпускников вузов на рынке труда на основе выстраивания тесных и постоянным связей вуза с работодателем.

Последнее обстоятельство, связанное с отсутствием эффективной работы в вузах по трудоустройству студенческой молодежи и выпускников, подтверждается ответами опрошенных в нашем исследовании респондентов: только 20,70% студентов считают, что такая работа ведется и ведется эффективно. Это крайне невысокий показатель, во многом объясняющий и столь плачевное состояние в сфере трудоустройства молодых выпускников вузов, часто вынужденных обращаться за помощью к родственникам и знакомым с целью трудоустройства.
Однако надо отметить, что молодежь, в целом, настроена очень оптимистично по отношению к своему будущему, возможности профессиональной самореализации и достижения материального благополучия. Так, 42,13% опрошенной нами студенческой молодежи видит источник своего будущего материального благополучия в своей будущей профессии, многие полагаются на свою энергичность и предприимчивость (25,81%) и лишь 9,61% - на помощь родителей (рис 1).
 

 
Рис. 1. Распределение ответов на вопрос: «В чем Вы видите источник своего будущего материального благополучия?»

В фундаментальном всероссийском исследовании, проведенном ИС РАН, результаты опроса молодежи зафиксировали рост оптимизма в молодежной среде, связанный с ожиданиями в трудовой сфере: по сравнению с 1997 годом в 2007 году численность молодежи, которая считает, что ей по силам добиться получения престижной работы, выросла на 5,7% (в 1997 г. – 59,0%, а в 2007 г. – 64,7%). Вероятно, это связано с тем, что выросли также ожидания молодежи на получение хорошего образования (в 1997 г. – 48,2% молодежи были ориентированы на получение хорошего образования и считали, что им по силам это, а в 2007 г. – 51,1%) [5].
Гендерный срез анализа будущих источников материального благополучия студенческой молодежи Юга России показал, что женская половина студенчества проявила даже большие ожидания относительно будущей профессии и собственного профессионализма как источников материального благополучия в будущей жизни, чем мужская половина студенчества. Если среди студентов будущую профессию как источник материального благополучия воспринимают 40,15% опрошенных, то среди студенток – 43,76%, если высокий профессионализм и талант в профессиональной сфере являются источником будущего материального благополучия в восприятии 15,60% студентов, то среди студенток этот показатель равен 18,18%.  Однако гендерный принцип срабатывает не везде, и в некоторых вопросах студенты и студентки проявляют редкостное единодушие и согласие. Так, практически не были зафиксированы какие-либо существенные различия в ответах обоих полов на вопрос о том, «Как бы Вы поступили, если бы у Вас появилась возможность уехать работать за границу (по контракту или навсегда)?»: конечно уехали бы 36,84% студентов и 36,30% студенток; вероятно, уехали бы 33,77% студентов и 32,38% студенток.
В целом, картина с установками на трудовую миграцию среди студенчества выглядит не самым приглядным образом и говорит о критическом для страны отсутствии в профессиональной мотивации студенчества патриотических установок (см. рис 2).
 

 
Рис. 2. Распределение ответов на вопрос: «Если бы у Вас появилась возможность уехать работать за границу (по контракту или навсегда), как бы Вы поступили?»

Причин этого негативного явления предостаточно для оправдания позиции молодежи и ее ориентаций на реализацию своих профессиональных знаний и потребностей вне пределов собственной страны. Прежде всего, это отсутствие условий для профессиональной самореализации на своей Родине, сложности трудоустройства и отсутствие гарантий относительно того, что это трудоустройство станет не только источником профессионального развития молодежи, но и источником ее материального благополучия, что крайне немаловажно в условиях рыночных отношений и зависимости духовного развития и личностного совершенствования от экономического статуса индивида и его семьи.
Другая причина находится в пространстве реализации творческих амбиций и способностей молодежи, также пересекающаяся с причинами экономического характера, но ставящая акцент на невозможности реализации в российских условиях потенциала творческой и инновационной активности, натыкающейся на бюрократизм чиновников, отсутствие заинтересованности в талантливых молодых людях и соответственно, отсутствие материально-технической и финансовой базы для реализации многочисленных идей и замыслов российских «самородков», активно «раскупаемых» Западом.
И, наконец, профессиональная мотивация и последующие профессиональные траектории перестали носить характер семейной традиции и межпоколенческой  профессиональной преемственности. Лишь 6,80% опрошенных нами студентов отметила, что их будущая профессия связана с профессией родителей. Вместе с тем, патриотические установки профессиональной мотивации, а вместе с ними и духовно-нравственные как основа формирования трудовой мотивации профессионального типа передаются через поколенческие каналы в ходе своеобразной профессиональной социализации молодого поколения, опосредованно включенного в ту или иную профессиональную среду через профессионально-трудовую деятельность родителей, родственников.
Динамика общественного развития и резкая смена господствовавшей в советское время идеологемы стали источником межпоколенческих противоречий и разрывов в современной России. Социологические исследования показывают, что причинами существующего конфликта между поколениями, по мнению россиян разных поколений, являются: трансформация института семьи (41,2%), духовный кризис общества (30,1%), социально-экономический кризис и политическая нестабильность в стране (28,6%), результаты научно-технического прогресса (технологические различия между поколениями) – 27,1% [6].
Надо заметить, что именно технологические изменения и динамичный научно-технический прогресс, на наш взгляд, определяют динамику профессиональных ориентаций и траекторий представителей различных поколений россиян. Появление новых видов профессий, связанных с информационными и коммуникативными технологиями, а также перспективами дальнейшего развития общества по пути информатизации, формируют разрыв между традиционными видами профессии, развитие которых связано, прежде всего, с «отцами», и инновационными видами профессий,  осваивание и развитие которых стало уделом «детей».
Это объективный результат скоростной динамики общественного развития, в котором молодежи принадлежит роль авангарда, несущего знамя инноваций. Однако традиционные профессии не потеряли своей значимости и даже наоборот, актуализируется их принципиально иная роль и функция, связанная с готовностью готовить новые поколения к новой жизни в новом, утратившем стабильность и традиционализм, обществе, а также поддерживать духовное и физическое самочувствие людей в мире рисков и разочарований.
И в этом отношении роль межпоколенческих каналов в передаче и накоплении профессионального опыта не может игнорироваться. Особенно хотелось бы подчеркнуть то, что у современного российского общества есть для этого все условия, так как, согласно данным Института социологии РАН,  в качестве идеала у современной российской молодежи выступают не герои фильмов (0,7%), не литературные герои (2,0%), не учителя и преподаватели (9,5%), а в основном близкие родственники (мать, отец, брат, сестра, муж, жена, бабушка, дедушка) (35,0%) [8]. Следовательно, семья как институт социализации не утратил своего действенного характера, и, возможно, именно в ситуации отстранения государства от воспитательной функции как органа идеологического контроля, значение семьи как агента формирования ценностных, в том числе профессиональных, ориентаций, повысилось во много крат.
Утверждать как очевидное, что потенциал семейных и межпоколенческих отношений в процессе формирования профессиональных установок и последующей профессиональной мотивации молодежи можно эффективно использовать в современном российском обществе мы не станем, но то, что его нужно использовать как один из способов формирования профессиональной мотивации молодого поколения с позиций гражданственности и патриотичности, гуманности и духовности как противовес неминуемой значимости экономических элементов профессиональной мотивации в условиях рыночных отношений, мы не сомневаемся.
Безусловно, решение проблемы эффективной профессиональной самореализации молодежи как аккумулирующей в себе ряд социетальных проблем должна решаться, как на институциональном уровне (макроуровне) посредством  создания системы институциональной регуляции процесса трудовой социализации, формирования и реализации профессиональной мотивации через семейные, образовательные и государственные каналы, так и на индивидуальном уровне (микроуровне) посредством саморегуляции, самоактуализации и саморефлексии как механизмов духовно-нравственного, творческого и трудового развития молодой личности в ходе самовоспитания. 
Между этими двумя уровнями находится тесная связь, которая, не будучи подкрепленная действенным механизмом взаимообеспечения и взаимообусловленности, является крайне неэффективной. Так, системе трудовой социализации, включающая трансляцию истинных трудовых ценностей через поколенческие и образовательные структуры, должна соответствовать система эффективного трудоустройства молодежи с гарантией профессионального роста и материального благосостояния. 
Иначе говоря, мы должны вернуться к тому, от чего ушли после распада СССР – единству ценностей, норм, идей и действий. Молодой человек, формирующий стратегию профессионального развития, прилагающий усилия для ее претворения в жизнь, должен быть уверен в получении адекватного результата, а усвоенные им трудовые ценности и нормы не должны расходиться с реалиями социально-трудовой сферы.  Российские ученые предлагают в качестве эффективной системы трудовой реализации молодежи даже вернуть активно применявшуюся в советском государстве систему трудового распределения, однако, для подобного механизма уже не существует реальных идеологических и идейных обоснований.
Любой социальный процесс при соответствующем социальном регулировании может принести позитивный результат. По нашему мнению, система управления процессом профессиональной реализации молодежи  должна включать в себя (см.: схема 1): 
1. Макроуровень (уровень институциональной регуляции):
- систему мониторинга формирования и реализации профессиональной мотивации молодежи (основные агенты: службы СМИ, госструктуры, система образования);
- систему институциональной регуляции формирования профессиональной мотивации (основные агенты: семья, школа, ВУЗ, др. учебные заведения и СМИ);
- систему институциональной регуляции реализации профессиональной мотивации (основные агенты: (ВУЗ (отдел трудоустройства студентов и выпускников), система дополнительного образования, госструкутры по делам трудоустройства и занятости молодежи, муниципальные и региональные структуры и т.п.).
2. Микроуровень (уровень индивидуальной регуляции): 
- самоактуализацию как формирование самой личностью четкого представления о будущей профессиональной сфере в соответствии со своими способностями, интересами и потребностями, т.е. актуализация профессиональных установок и огриентаций;
- саморегуляцию как процесс регулирования личностью своего поведения и действий в рамках создания базы, условий для реализации профессиональных потребностей и установок (процесс обучения в школе, дополнительного изучения предметов в рамках профессиональных установок, расширение знаний о будущей профессии) в виде формирования устойчивого интереса к будущей профессии;
- саморефлексию как процесс адекватной оценки личностью своих способностей и возможностей, усилий и интереса к выбранной профессиональной сфере и, на основе этой оценки, формирование адекватного образа «Я как будущий профессионал» принятия своевременных решений о корректировки своего поведения в рамках формирования профессиональной мотивации и реализации профессиональной траектории, либо изменении сферы профессиональных интересов и т.д.


Схема  1. Система управления процессом профессиональной реализации студенческой молодежи

Безусловно, это лишь авторское видение того, каким образом можно повысить эффективность процесса профессиональной реализации студенческой молодежи. В нем далеко не в полном виде представлены все возможные рычаги и способы воздействия на сферу формирования профессиональной мотивации студенческой молодежи, но мы представили наиболее важные из них. Данная схема, во многом абстрактного характера, поскольку не была апробирована нигде и никем, а является лишь плодом наших размышлений, не претендует на истинность, а является лишь предложением авторской  позиции как результата проведенного исследования по данной проблематике.
Литература:
 1.Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. 2-е изд. доп. и исправл. М.: ИС РАН, 2010. С. 256.
2. Исследование «Трудовые ценности и профессиональная мотивация российской студенческой молодежи» было проведено в сентябре 2010 года в городах Ростовской области и Краснодарского края  среди студентов 6-ти ВУЗов, 16-ти факультетов, которые готовят специалистов в области информатизации и управления, юриспруденции, коммерции и маркетинга, лингвистики и журналистики, управления персоналом и др. Всего было опрошено методом анкетирования 515 студентов, обучающихся на 1-5 курсах. Среди них: 284 студентки и 231 - студента. Основной целью проведения данного социологического исследования являлось получение знания об установках в сфере труда и профессиональной деятельности студенческой молодежи в контексте исследования ценностно-мотивационных аспектов профессионально-трудовой сферы будущих специалистов.
 3.Василовский В.В., Куповых Г.В., Рачипа А.В. Реалии студенческой жизни среднего города России в контексте социологического измерения качества образовательного процесса (на примере ТТИ ЮФУ – 2009 г.). Таганрог: Изд-во ТТИ ЮФУ, 2010. С. 42.
 4.Там же. С. 45.
 5.Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. 2-е изд. доп. и исправл. М.: ИС РАН, 2010. С. 124.
 6.Кравчук П.Ф., Шкарина Ю.Ю. Молодежь и преемственность культуры // Социология. 2008. № 2. С. 226.
 7.Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. 2-е изд. доп. и исправл. М.: ИС РАН, 2010. С. 128.
 8.Социология молодежи. Энциклопедический словарь / Отв. Ред. Ю.А. Зубок и В.И. Чупров. М., 2008. С. 278.

 

Вернуться: Назад

Назад   |    Версия для печати   |   Обсудить (Комментировать)

 
Комментарии:
 

Jalia / 25.06.2011 / ответить

I suppose that sondus and smells just about right.

 
 
 
ulrichsweb TM) -- The Global Source for Periodicals

Поздравления
С Днем
Рождения

Открыть
подробнее

 
 
 
     
 
© 2010-2015. Все права защищены. Общественные науки и современная Россия. ВАК журнал
ООО «Наука и образование» – научный журнал «Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки».
Вак журнал, Журнал для аспирантов докторов кандидатов, ваковский журнал
О журнале | Контакты редакции | Сотрудничество
Создание сайтов
KubanTrend.ru
Разработка сайтовСоздание сайтов
 
Рейтинг, товары и услуги, объявления
 
     
Условия лицензионного соглашения: