Главная / Обратная связь

 

Гуманитарные, социально-экономические
и общественные науки

Humanities, social-economic and social sciences

Научный журнал ISSN 2220-2404 (печать) ISSN 2221-1373 (On-line) входит в перечень ВАК при Минобрнауки РФ

„Humanities, Social-economic and Social Sciences“

The national scientific journal ISSN 2220-2404 (print version) ISSN 2221-1373 (On-line)  is included  in the List of peer-reviewed scientific editions, recommended by the Supreme Attestation Commission of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation.
www.online-science.ru

 

 
 
     
 
 
     
 
 
 
 Поиск:
 
Социoлогические науки
 
Главная / Рубрики журнала / Социoлогические науки
 
Номер: Выпуск №1 - 2010 г.
УДК 316
К – 88
 
Кубякин Евгений Олегович
кандидат социологических наук,
старший преподаватель кафедры философии и социологии
Краснодарского университета МВД России
(961) 524-22-67
 
Экстремизм и ксенофобия в молодежной среде в контексте
обеспечения национальной безопасности
 
Аннотация:  В статье поднимается проблема молодежного экстремизма и ксенофобии в связи с настоятельной необходимостью анализа уровня обеспечения национальной безопасности РФ. Автор рассматривает установки экстремизма и ксенофобии в молодежной среде как фактор угрозы национальной безопасности.
Ключевые слова: экстремизм, ксенофобия, молодежная среда, национальная безопасность.
 
Молодежь как социально-демографическую группу отличает ряд особенностей. Комплекс этих признаков определяет духовный облик молодых людей, их стиль жизни, социальные практики. Одним из важных признаков молодежи являются социально-психологические характеристики, обусловленные переходным возрастом, неустойчивой психикой, биологическим созреванием, преобладанием эмоций, аффектов над логикой и разумом. Именно поэтому рациональные аргументы, на уровне «здравого смысла», порой просто не достигают цели, потому что в молодежной среде превалирует эмоциональная составляющая процесса. Не удивительно, что характерной чертой молодежи часто является категоричность суждений, максимализм, неприятие советов, неподчинение существующим моделям общественного развития, нормативно-регламентированной повседневной жизни. В то же время для молодежи характерны динамичность, открытость миру, ранимость, обостренная эмоциональная реакция, а также оптимизм, романтические устремления, идеализация новизны.
 
Важной чертой молодежного возраста является эмоционально-чувственное самоутверждение индивидов наряду с поисками развлекательного содержания, под воздействием групповых стереотипов, отношений, установок и интересов. Как отмечает в своих работах известный социолог молодежи Ю.Г. Волков, культурные ценности современной российской молодежи выступают основанием молодежной возрастной субкультуры. Несмотря на социальную, имущественную, образовательную неоднородность молодежной среды, ее выраженную фрагментарность и социокультурную мозаичность, все же нельзя отрицать у них наличие ряда общих качеств и характеристик, позволяющих говорить о молодежной культуре. Молодежную культуру в самом широком смысле можно определить как культуру молодого поколения в целом, включающую специфический стиль жизни, стереотипы поведения, особые нормы и ценности. Выделение из социетального культурного контекста молодежной культуры возможно, поскольку она в той или иной мере противопоставляет свои нормы и ценности нормам и ценностям большинства, взрослому обществу [1, с.510-511].
 
Молодежной культуре присущи и некоторые контркультурные элементы, воплощенные в осознанном и часто агрессивном отчуждении от ценностей, идеалов, морально-нравственных принципов старших поколений. Часто в основе формирования контркультурного молодежного стиля лежит именно социально-психологические особенности молодежи – гипертрофированное желание выделиться, продемонстрировать свое «я» любой ценой, показать свою самостоятельность, независимость.
 
Молодежь нуждается в повышенном внимании со стороны общественности, государственных управленческих структур, так как в силу своих социально-психологических и социально-возрастных особенностей может подвергаться влиянию экстремистских тенденций. На начальном этапе девиантные экстремистские группы привлекают молодого человека своей оригинальностью, альтернативностью, агрессивностью жизненного стиля. Однако затем, попадая под влияние данных объединений, молодые люди нередко подвергаются юридическим санкциям, происходит ломка личности молодого человека, обедняется его духовно-нравственный потенциал. Зачастую вступлению и активному участию в различных экстремистских группах предшествует формирование ксенофобных и экстремистских установок в молодежном сознании.
 
Как полагает А.А. Козлов, рассматривать понятие «экстремизм», необходимо придерживаясь двух исходных составляющих. Во-первых, того, что в обыденной жизни, и в юридической практике, и науке называется превышением пределов допустимого. Только в отличие от обыденной практики, когда превышение пределов трактуется весьма расширено в зависимости от обыденной практики, когда превышение пределов трактуется весьма расширено и в зависимости от уровня развития трактующего, а в праве, напротив, очень конкретно, в науке приняты понятия допустимого как предела, за которым складывается угроза существования системы или ее части.
Во-вторых, что сложнее, это наличие злого умысла как органически присущей тому или иному действию, процессу, идеологии качественной определенности, воплощающей в обобщенном виде представления о безнравственном, противоречащем требованиям морали, заслуживающем осуждения, т.е. не конкретного перечисления того, что есть зло или что такое «плохо», а наиболее общей и абстрагированной от конкретики характеристики отрицательного в моральном смысле. Или злого умысла как осознанного и представляющего более или менее спланированный акт проявления воли, имеющей в своей основе злой смысл. Правда, в силу крайней сложности человеческого бытия, далеко не в каждом случае и отнюдь не большинство людей способны увидеть в действиях или идеологической доктрине наличие злого смысла или умысла. Равно как и сами действующие могут быть уверены, что своими действиями несут добро, а не зло [2, с.26].
 
Из сказанного следует, что не существует и не может существовать так называемого «позитивного экстремизма». Это всегда негативная характеристика, являющаяся неотъемлемой составляющей множества конфликтов (но не всех) в любых их разновидностях. Тогда как конфликты, и здесь можно согласиться со многими исследователями, могут носить позитивный характер, или выполнять позитивные функции.
 
Таким образом, общее определение, данное профессором А.А. Козловым экстремизму, выглядит следующим образом: «это любое превышение пределов допустимого, при наличии злого смысла или умысла» [2, с.26].
В свою очередь ксенофобия, как в определенном смысле социально-психологическая основа экстремизма, опирается на ценности авторитарной личности, для которой характерен целый набор специфических качеств: не­приятие чужих групп, слепое следование авторитетам, механичес­кое подчинение общепринятым ценностям, стереотипность мыш­ления, агрессивность, цинизм, подверженность суевериям [3, с.7].
 
Ксенофобию можно представить как социально-психологичес­кое явление, при котором образ врага во многом создается вооб­ражением. «Ксенофобия – опредмеченная, овеществленная, материализован­ная, снабженная идеологической концепцией иллюзия чужого и незнакомого, при осознанной беспомощности перед ним, когда появляется тот самый фантастический страх, который освобож­дает от всякой ответственности за образ мыслей, а в крайних эк­стремальных состояниях – и за образ действия» [4, с.49].
 
Становится очевидным, что управленческие мероприятия, ориентированные на работу с молодежью, должны стремиться противодействовать формированию экстремистских и ксенофобных установок. Вместе с тем, в настоящее время можно констатировать невысокую эффективность таких мероприятий, отсутствие координации действий со стороны различных акторов, в результате чего сознание части российской молодежи подвергается устойчивому негативному воздействию. Одним из ярких примеров, иллюстрирующих данный процесс, является проникновение неонацистской идеологии движения скинхедов (бритоголовых) в среду футбольных фанатов, сращивание субкультур скинхедов и футбольных фанатов, в результате чего под угрозой находится спорт №1 на планете. Используя многотысячные аудитории на футбольных стадионах, телевизионные трансляции, повышенное внимание общественности к спорту, экстремистские группы «презентуют» свой агрессивный стиль в виде оскорбительных баннеров расистского и националистического содержания, вызывающих речевок, столкновений с сотрудниками правоохранительных органов, погромов и пр.
 
Ситуация с проникновением неофашистской идеологии в субкультуры футбольных фанатов – лишь один пример, иллюстрирующий непростую ситуацию в молодежной среде. Эмпирические социологические исследования, проводимые автором, также свидетельствуют о все увеличивающейся распространенности ксенофобных и экстремистских установок в молодежном сознании.
 
Очевидно, что ситуацию с молодежным экстремизмом в России нельзя рассматривать только как социальную проблему, порожденную дисфункциональностью определенных социальных институтов. Эта проблема носит государственный, даже международный характер т.к. имиджу России как великой державы наносят урон некоторые ярлыки, не позволяющие нашей стране выглядеть в глазах мировой общественности как спокойное, экономически устойчивое, толерантное государство. В  частности, репутационные потери связаны с  распространением информации об убийствах, погромах, столкновениях на межнациональной и религиозной почве, совершении террористических актов, похищении людей и т.п. Все перечисленное имеет широкий общественный резонанс в мировом сообществе. Нерешенность проблем молодежного экстремизма подчеркивает необходимость в теоретических и прикладных социологических исследованиях для выяснения причин сложившейся ситуации и выработки рекомендаций по ее преодолению.
 
Рост ксенофобных и экстремистских установок в молодежной среде представляет серьезную угрозу национальной безопасности России. Объясняется это тем, что нынешняя молодежь является резервом развития нашего общества, его потенциалом. В настоящее время сложно представить себе весь спектр негативных социальных последствий, если доля экстремистки настроенной молодежи будет продолжать расти. Ведь эти молодые люди затем создадут семьи, будут воспитывать детей, включатся в трудовые отношения и т.п. Остается открытым вопрос о том, какими же гражданами вырастут нынешние молодые экстремисты и смогут ли они успешно включиться во взрослый социум. Поэтому уже в настоящее время необходимо скоординировать усилия государственных управленческих структур и ученых с тем, чтобы наметить комплекс мероприятий, которые необходимо реализовать, чтобы снизить численность экстремистки настроенной молодежи в современной России.
 
Ссылки:
1. Волков Ю.Г. Социология / Ю.Г. Волков; под общ. ред. доктора философских наук, проф. В.И. Добренькова. – Изд. 4-е. –Ростов н/Д: Феникс, 2008.
2. Козлов А.А. Об определении экстремизма // Экстремизм в среде петербуржской молодежи: анализ и вопросы профилактики. СПб., 2003.
3. Психолингвистическая экспертиза ксенофобии в средствах массовой информации: Методические рекомендации для работников правоохранительных органов. М., 2003.
4. Кельберг А.А. Ксенофобия как социально-психологический феномен // Вестник СПбГУ. 1996. Сер. 6. Вып. 2. № 13.
Вернуться: Назад

Назад   |    Версия для печати   |   Обсудить (Комментировать)

 
Комментарии:
 
Комментариев нет...
 
 
 
ulrichsweb TM) -- The Global Source for Periodicals

Поздравления
С Днем
Рождения

Открыть
подробнее

 
 
 
     
 
© 2010-2015. Все права защищены. Общественные науки и современная Россия. ВАК журнал
ООО «Наука и образование» – научный журнал «Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки».
Вак журнал, Журнал для аспирантов докторов кандидатов, ваковский журнал
О журнале | Контакты редакции | Сотрудничество
Создание сайтов
KubanTrend.ru
Разработка сайтовСоздание сайтов
 
Рейтинг, товары и услуги, объявления
 
     
Условия лицензионного соглашения: