Главная / Обратная связь

 

Гуманитарные, социально-экономические
и общественные науки

Humanities, social-economic and social sciences

Научный журнал ISSN 2220-2404 (печать) ISSN 2221-1373 (On-line) входит в перечень ВАК при Минобрнауки РФ

„Humanities, Social-economic and Social Sciences“

The national scientific journal ISSN 2220-2404 (print version) ISSN 2221-1373 (On-line)  is included  in the List of peer-reviewed scientific editions, recommended by the Supreme Attestation Commission of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation.
www.online-science.ru

 

 
 
     
 
 
     
 
 
 
 Поиск:
 
Философские науки
 
 
Номер: Выпуск №1 - 2010 г.
УДК 316.77
Б – 78
 
Бокачева Наталия Ивановна
кандидат философских наук,
доцент кафедры социально-экономических и гуманитарных
дисциплин филиала Московского государственного университета
технологий и управления в г. Ростове-на-Дону
 
Размышления к «информации»
 
Аннотация: В статье предпринят логический анализ разных научных понятий информации с целью выделения самостоятельной предметной области изучения информации в социологии и культурологии.
Ключевые термины: информация, знак, высшие психические функции, речевая связь
 
Информационные обмены, организуемые с помощью новейших средств коммуникации, постоянно дают повод ученым для формулировки и решения многих предметно специализированных задач. Соответственно их исходным параметром становится понятие информации, которое за сравнительно короткий срок получило и продолжает получать дополнительные импульсы к расширению и уточнению своего содержания. Однако этот процесс не затронул исследований социологической и культурологической специализации, где понятие информации пребывает в инвариантных формах математических теорий, их экономических редакций, отчасти с семиотическим либо социально-психологическим содержанием. Не умаляя значения этих теоретико-методологических источников, отметим, что понятие информации, применяемое в социологических и культурологических исследованиях, есть производное от них с помощью принципов «комлементарности» и «интегрирования». Попробуем найти иной путь, который позволит приумножить содержание этого понятия собственно социологическими и культурологическими значениями. Для его поисков воспользуемся логическим анализом, позволяющим сопоставить свойства информации, наблюдаемые в действительности, с имеющимися в нашем распоряжении общепринятыми и теоретическими представлениями о ней.
Толковый словарь любого языка фиксирует слово «информация» со следующими смыслами: 1) сообщение о чем-либо; 2) сведения, являющиеся объектом хранения, переработки и передачи; 3) в математике и кибернетике – количественная мера устранения неопределенности (энтропии), мера организации системы. Учтем и на то, что слово позаимствовано из латинского языка. В нем оно обозначало «разъяснение, изложение, представление, понятие». Латинское informatio происходит от глагола informare, имеющего значения: 1) придавать вид, формировать, образовывать, лепить, устраивать, организовывать; 2) обучать, воспитывать; 3) строить, составлять; 4) мыслить, воображать. Как видим, создатели этого слова выделили им процессы своей активной созидательной деятельности, в том числе мышления и образования, в ходе которых продуцируются разные формы информации.
Современные смыслы категории информации всё больше связаны с представлениями,  как обычных людей, так и специалистов об «обменах данными не только между людьми, но и между человеком и автоматом, автоматом и автоматом, а также обменах сигналами в животном и растительном мире» [1]. Реальным контекстом этих представлений стали интенсивное развитие технических средств массовой коммуникации и формирование новых отраслей точного знания – кибернетики и информатики. Сопоставление первоначальных смыслов того, что обозначалось древними римлянами как «информация», с тем, что сегодня подразумевается под ней, указывает на определенную историческую логику преобразования: одна историческая конкретности уходит в основание другой, став при этом более развитой и исключающей свою предшественницу. Представить сегодня информацию без обеспечивающей её создание и распространение техники и технологий – значит «замкнуть» её на самой себе, не различив действительных обстоятельств ее оформления и назначения. С другой стороны, если отождествить материально-техническую базу обработки и передачи информации с самой информацией, то из поля зрения устраняются её реальные создатели и пользователи. 
Такая абстракция неразличимости имеет место в кибернетике и информатике, что вполне оправдано целями и задачами этих точных отраслей знания. Разрабатываемые там приемы формализации и моделирования информации с целью ее сохранения и передачи сопряжены со знанием и созданием техники и технологий, предназначенных для этого. Положенные в основу математических приемов вероятностные представления о сущности информации укладываются в абстрактную схему управления ею. В такой версии она состоит из источника связи, передатчика, линии связи, приемника, линии связи, адресата, выхода помех.   При переносе же приемов кибернетики и информатики на общество и человека последние уподобляются безликим системам связи, в которых информация и коммуникация представляются тождественными  друг другу в любой точке исторического времени.
Судьбе кибернетической модели информации в социологических исследованиях посвящена ни одна сотня страниц. Отдается должное вкладу американского социолога Г. Ласуэлла в ее интегрировании и корректировке применительно к целям и задачам социологии; отмечаются «дополнения» к тем или иным структурным элементам связи, предложенные теми или иными социальными теоретиками. Любой учебник по основам теории коммуникации сообщает о необходимости трех составляющих ее исследования, выделенных еще создателями математической концепции информации К. Шенноном и У. Уивером. Это – технический, семантический и преобразовательный моменты. Утилизация кибернетических знаний в социально-гуманитарных отраслях знания действительно предопределила формирование там новых направлений исследования, связанных с обособлением и изучением функционирования информации на массовом, специализированном и межличностном уровнях. 
Сегодня идеи и приёмы кибернетизма можно обнаружить в  социальных теориях, концепциях культурного развития общества и эмпирико-описательных характеристиках современного производства и использования интеллектуальных продуктов. Наиболее яркий пример – это предложенная немецким  социологом Н. Луманом трактовка СМИ как «аутопойетической» (т.е. самовоспроизводящейся) системы, основанной на действии двоичного кода «информация/неинформация» [2]. 
Отголоски кибернетизма присутствуют в теории «сетевого общества» М. Кастельса, отстаивающего идею о том, что нынешнее успешное развитие и жизнеобеспечение всех общественных структур и индивидов напрямую зависит от их «включения» в глобальные электронные сети. Этот новый вид социального действия предполагает овладение инструментами информационного обмена, их логикой и языком, а одним из его следствий сугубо культурного свойства становится, как полагает Кастельс, обретение жизненного опыта и знаний не из действительной реальности, а из той, что «погружена в виртуальные образы, в выдуманный мир» [3].
Общим местом и одновременно проблемой в социальной аналитике информационных обменов выступает постулат об информации как стимуле социального действия. Его озвучивает отечественный исследователь Д.В. Иванов, отмечая: «Чтобы понять, что такое информация и почему она играет такую громадную роль в современную эпоху, нужно чётко различать сообщение (или послание), интерпретацию (или восприятие) и коммуникацию. Сообщение (message) –это «вещь», то есть передаваемый продукт интеллектуальной деятельности человека; интерпретация – это «мысль», то есть приобретаемое знание; коммуникация – это лишь операция передачи, трансляция. Но в современном обществе именно эта трансляция есть определяющее, доминирующее звено в триаде сообщение – коммуникация – интерпретация». И далее: «Люди действуют, используя информацию, а коммуникационные потоки не только не поглощаются как ресурс деятельности, подобно сырьевым или энергетическим ресурсам, а напротив – умножаются и ускоряются. Это происходит потому, что информация не столько ресурс, сколько стимул (мотив) деятельности» [4]. Вслед за Луманом, Кастельсом и другими социальными теоретиками, Иванов предлагает уяснить, почему информация не знание и не истина, а «возбудитель» социальной активности, обладание механизмом которого приносит всевозможные блага.
Арсенал научных знаний, которыми сегодня располагают специалисты по истории и теории культуры (в российской версии – по культурологии, в западноевропейской - Culture Studies), позволяет повернуть изучения информации в русло её социокреативного потенциала и культурно-исторических ресурсов. Заметим, что нынешние участники общественной жизни не ограничиваются только коммуникаций, измеряемой в битах. Но и там так же, как в других разновидностях своих контактов друг с другом, люди используют представления (репрезентации) о чём/ком-либо, оформленные с помощью знаков, в первую очередь, вербальных. Не только нынешние информационные обмены, но и отодвинутые в историю взаимодействия между людьми не обходятся без знаков, особых искусственных образований. Овладение этими знаками, приумножение их в истории как раз и обеспечивает развитие человеческого интеллекта («мысль») и вместе с ним преобразование условий жизни людей с помощью новых техник и технологий, в том числе коммуникации («трансляции» социального опыта).
Здесь нас могут остановить, указав на то, что знаковая природа человеческого общения – суверенная территория семиотики и информатики. Действительно, последние в сотрудничестве друг с другом получили ценные научные результаты относительно характеристики и функционального содержания разных типов человеческих искусственных образований, то есть знаков. При сопоставлении их теоретических построений с наличной картиной бытия информации обнаруживается, что семиотические изыскания остановились на эмпирическом уровне систематизации знакового воздействия на людей. Использование там в качестве эмпирической базы систем естественных языков и структурно-функциональной методологии обернулось игнорированием роли и места исторически конкретных носителей и создателей как вербальных ресурсов, так и общественных структур. Что касается информатики, то она занимается поиском и выработкой инвариантов значений какого-либо деривата (предмета). Дело чрезвычайно нужное в век электронной связи, но оно также обходится без такого объекта исследования как реальный человек. Поэтому вопрос о том, каким образом под воздействием тех или иных средств общения формируются поведение людей и их представления, остается в пределах семиотики и информатики невыясненным.
Пути решения этого вопроса приводят нас к работам социальных психологов, особенно тех, кто активно разрабатывает идеи, теории и методологию советской школы Выготского-Леонтьева. Во главу своих исследований представители этой школы ставят идею о совместной предметной деятельности людей, которая осуществляется на основе и при помощи их речевой связи друг с другом. Выделенные в процессе такой деятельности предметы побуждают и направляют своих деятелей, они их действительный мотив. Предметы, с которыми взаимодействуют люди, могут быть материальными и идеальными, данными в непосредственном восприятии или существующими в их воображении, главное – они отвечают той или иной потребности людей [5].
С позиций субъектно-деятельностного подхода, примененного к изучению высших психических функций человека, советские психологи установили, что у нас нет врожденных форм поведения и сознания. Все наши высшие психические функции (восприятие, умственные действия, эмоции, волеизъявления и т.д.) формируются в ходе совместной деятельности с другими людьми и усвоения через речевую связь с ними исторически выработанных видов человеческой деятельности. В историческом и действительном формировании человеческой психики социальные психологи выделяют две закономерности. Во-первых, это интериоризация, или преобразование внешних условий, воздействующих на поведение человека, в его внутренние мотивы и установки (внутренние условия). Во-вторых, это внушение и самозащита от внушения [6].
В теоретическом обосновании этих закономерностей различаются и соотносятся орудийныйи знаковый виды человеческой деятельности. Л.С. Выготский первым обратил внимание на то, что природа этих двух видов человеческой деятельности столь же различна, как и те средства, которые в них задействуются. «Орудие  служит проводником воздействия человека на объект, - писал он. - Знак ничего не изменяет в объекте психической операции, он есть средство психологического воздействия на поведение – чужое или свое» [7]. Учёный экспериментально установил,  каким образом вербальные средства общения влияют на человеческое поведение и сознание и преобразуют их. Вывод Выготского о том, что формирование высших психических функций проистекает из речевых связей индивида с себе подобными, служит важным теоретическим и методологическим подспорьем в выяснении социокультурного значения информационных обменов. Сегодня в их сферу вторгаются новые знаки и знаковые комплексы, что стимулирует их научное изучение с позиции креативного потенциала речевой деятельности людей.
В социологических и культурологических исследованиях часто ссылаются на идеи и теоретические построения М. Маклюэна. Канадский исследователь пытается убедить, что создание новых коммуникативных технологий и мера их массовой доступности обусловливают «изменения восприятия и соотношения чувств»людей [8]. С этим следует поспорить уже потому, что еще ни одно изобретение не воспроизводило исторически пополняющихся социокультурных качеств людей. Членораздельная речь, иероглифический, фонетический и другие виды письменности, изобразительное искусство, музыка, кинематограф – эти и многие другие способы коммуникации свидетельствуют не столько об эволюционной «атрофии» какого-либо органа восприятия, как считает Маклюэн, сколько о  приумножении разных знаковых систем, а значит – о продолжающемся социальном развитии человеческих свойств.
Своим логическим анализом понятия информации мы пытались установить векторы ее самостоятельной разработки в социологических и культурологических исследованиях. Необходимость такого социологического и культурологического дела диктуется противоречивой и сложной картиной действительных связей и отношений между людьми, в которых все большее место отводится опосредованию разными производными знаками и их комплексами. Трудность же в обретении понятием информации социологических и культурологических «расширений» и «уточнений», с нашей точки зрения, заключается в критическом освоении того теоретического и методологического арсенала познавательных средств, который не только утвердил ее общенаучный статус, но и оказался предельным в решении специализированных социально-гуманитарных задач.
Ссылки:
1.Социологическая энциклопедия. В 2-х тт.Т.1. М.: Мысль, 2003. С.390.
 2.Луман Н. Реальность массмедиа. Пер. с нем. М.: Праксис, 1995. См. также его ст.: Луман Н. Что такое коммуникация? // Социологический журнал. 1995, №3. С.114-125.
 3.Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. Пер. с англ. М.: ГУ ВШЭ, 2000. С.27.
 4.Иванов Д.В. Виртуализация общества. Версия 2.0. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2002. С.13,15.
 5.Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. С.102.
 6.Лурия А.Р. Язык и сознание. Под ред. Е.Д. Хомской. Ростов н/Д: Феникс, 1998; Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии). СПб.: Алетейя, 2007.
 7.Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Выготский Л.С. Собр. соч. в 6-ти тт. Т.3. М.: Педагогика, 1983. С.90.
 8.Маклюэн М. Галактика Гутенберга: Становление человека печатающего. М.: Академический Проект: Фонд
«Мир», 2005. С.464.

 

Вернуться: Назад

Назад   |    Версия для печати   |   Обсудить (Комментировать)

 
Комментарии:
 
Комментариев нет...
 
 
 
ulrichsweb TM) -- The Global Source for Periodicals

Поздравления
С Днем
Рождения

Открыть
подробнее

 
 
 
     
 
© 2010-2015. Все права защищены. Общественные науки и современная Россия. ВАК журнал
ООО «Наука и образование» – научный журнал «Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки».
Вак журнал, Журнал для аспирантов докторов кандидатов, ваковский журнал
О журнале | Контакты редакции | Сотрудничество
Создание сайтов
KubanTrend.ru
Разработка сайтовСоздание сайтов
 
Рейтинг, товары и услуги, объявления
 
     
Условия лицензионного соглашения: