Главная / Обратная связь

 

Гуманитарные, социально-экономические
и общественные науки

Humanities, social-economic and social sciences

Научный журнал ISSN 2220-2404 (печать) ISSN 2221-1373 (On-line) входит в перечень ВАК при Минобрнауки РФ

„Humanities, Social-economic and Social Sciences“

The national scientific journal ISSN 2220-2404 (print version) ISSN 2221-1373 (On-line)  is included  in the List of peer-reviewed scientific editions, recommended by the Supreme Attestation Commission of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation.
www.online-science.ru

 

 
 
     
 
 
     
 
 
 
 Поиск:
 
Юридические науки
 
Главная / Рубрики журнала / Юридические науки
 
Номер: Выпуск №1 - 2010 г.
УДК 94
Н – 40
Г –  54
 
Невский Сергей Александрович,
доктор юридических наук, профессор,
профессор Московского городского университета
управления Правительства Москвы,
nevskiy40@mail.ru;
 
Глоба Николай Степанович,
кандидат юридических наук, профессор,
профессор Московского государственного
лингвистического университета,
nikolaj.globa@rambler.ru
 
Из истории борьбы с изготовлением и распространением фальшивых ассигнаций
в Российской Империи
 
АннотацияВ статье рассматривается опыт противодействия изготовлению и распространению в Российской Империи фальшивых ассигнаций, при этом анализируется законодательство о выпуске ассигнаций XVIIIXIX вв., а также об ответственности за их незаконное изготовление. Особый интерес представляют конкретные примеры деятельности полиции по пресечению изготовления фальшивых ассигнаций.
Ключевые слова: ассигнации, подделка, фальшивомонетничество, сыскная полиция.
 
Впервые предложение о выпуске бумажных денег было сформулиро­вано еще при Анне Иоанновне, однако оно было отклонено Сенатом в связи с тем, что «билеты никакой внутренней доброты иметь не будут» и дело это незнакомое. При Петре III планировалось учредить Государственный банк с правом выпуска «банковских билетов» [1]. Но лишь в 1768 г. при Екатерине II был издан Манифест «Об учреждении в Санктпетербурге и Москве государ­ственных банков для вымена ассигнаций» [2]. Учреждение государственных бан­ков и выпуск ассигнаций мотивировались в Манифесте следующими со­ображениями: «Во-первых, удостоверились МЫ, что тягость медной мо­неты, одобряющая ея собственную цену, отягощает ея ж и обращение. Во-вторых, что дальний перевоз всякой монеты многим неудобностям подвер­жен. И наконец, третие, увидели МЫ, что великий есть недостаток в том, что нет еще в России по примеру разных европейских областей таких учрежден­ных мест, которыя бы чинили надлежащие денег обороты и переводили бы всюду частных людей капиталы без малейшаго замедления согласно с поль­зою каждаго». Далее говорилось: «Ежедневный опыт являет, какие собрали плоды многия государства от таковых установлений, по большей части бан­ками именуемых. Ибо сверьх сказанных уже выгод приносят они еще ту по­лезность, что выдаваемыя в публику из тех мест на разныя суммы печатныя с подписанием обязательства разных наименований средством их кредита доб­ровольно между народа употребляются, так как наличная монета, не имея однако ж сопряженных с нею тягостей в перевозах и трудностей взбереже­нии их, знатно облегчают самым делом обращения денег. Соображая все сии вкратце изъясненныя обстоятельства с пространством России и чувствуя, сколь потребно облегчить в ней обороты денег, МЫ с удовольствием при­ступаем к учреждению в империи НАШЕЙ променных банков и надеемся, что оказываемся чрез то новый знак материнскаго ко всем НАШИМ верно­подданным попечения». В соответствии с Манифестом с 1 января    1769 г. уч­реждались два государственных банка (в Санкт-Петербурге и Москве) «для вымена государственных ассигнаций». В Манифесте подчеркивалось: «Сим государственным ассигнациям иметь обращение во всей империи НАШЕЙ наравне с ходячей монетою, чего для все правительства и казенныя места должны принимать те ассигнации во все государственные сборы за наличныя деньги без малейшаго затруднения».
Обмен ассигнаций в банках был затруднен следующим обстоятельст­вом: ассигнации Санкт-Петербургского банка можно было предъявить для обмена только в Санкт-Петербургском банке, Московского – соответственно в Московском банке. Данное неудобство было устранено в 1771 г.[3]
Первоначально выпускались ассигнации 25-, 50-, 75- и 100-рублевого достоинства. Однако в связи с подделкой 25-рублевых ассигнаций в 75-руб­левые в 1771 г. последние были изъяты из обращения [4].
16 марта 1786 г. было принято решение об обмене ассигнаций на ас­сигнации нового образца. Обмен должен был происходить в течение 1786 – 1787 гг. При обмене предоставлялась возможность получить ассигнации но­вого образца того же достоинства (25-, 50- и 100-рублевого достоинства) или же монету. В основном обмен происходил на ассигнации нового образца в связи с тем, что при обмене на монеты происходил обмен на медными день­гами.
В соответствии с Уставом Заемного банка, при­нятого 23 декабря 1786 г. [5], были введены в обращение ассигнации 5- и 10-рублевого достоинства: «В облегчение хождению и оборотам денег повелеваем установить ассигнации в десять рублей и в пять рублей, кои печатать для лучшаго различения десяти рублевыя на красной и пяти рублевыя на синей бумаге разными образцами, и полагая в числе полном обращающихся бумаг десятую долю вместо сих де­сяти рублевых и пяти рублевых ассигнаций».
Устав Ассигнационного Банка, при­нятый 23 декабря 1786 г. [6], изме­нил правовое положение Санкт-Петербургского и Московского банков. Банк в Санкт-Петербурге получил наименование «Государственный Ассигнацион­ный банк», банк в Москве стал именоваться «Московским отделением Госу­дарственного Ассигнационного банка».
 
Статья 64 Устава Ассигнационного Банка, определила, что «если кто чая­ния дерзнет подделывать государственные ассигнации и изготовит потреб­ную на них особливую бумагу, стемпель, литеры, или какие иные для подде­лания ассиг­наций потребные инструменты и материалы достанет, или ну­меры и подписи нарисует, или во всем  том спомоществовать будет, таковой имеет быть нака­зан по всей строгости законов, аки убежденный злодей в де­лании фальшивой монеты». В соответствии со ст. 65 доносителю о фальши­вомонетничестве по изобличении виновного из банка должно было выда­ваться денежное возна­граждение в 5 тыс. рублей, при условии неразглаше­нии его имени. Такое же вознаграждение предусматривалось также тем, кто сообщал «о делателях го­сударственных ассигнаций в чужих краях». Выпла­чивать его должны были послы Российской Империи при иностранных дво­рах. Ст. 66 предусматри­вала освобождение от ответственности с награжде­нием сообщников, донес­ших о фальшивомонетничестве: «Если кто из со­общников подделателей го­сударственных ассигнаций донесет и докажет о таковом злодействе, то пре­ступление его совершенно будет прощено, и имя его содержать в тайне, по­лучит он тысячу рублей в награждение».
В Манифесте об учреждении Государственного Заемного Банка в 1786 г. устанавливалось наказание для лиц, совершивших обман или подлог при заключении договора займа из банка. Это преступление рассматривалось как фальшивомонетничество [7].
К подделке денежных знаков во второй половине XVIII в. приравнива­лась также подделка гербовой бумаги и подписи на векселе [8].
 Учитывая вред, который может быть нанесен финансовой системе страны, при учреждении в 1826 г. III Отделения Собственной Его Импера­торского величества Канцелярии императором Николаем I в ее обязанности было вменено наблюдение за деятельностью по пресечению фальшивомо­нетничества. Приведем текст именного указа от 3 июля 1826 г. «О присоеди­нении особенной Канцелярии Министерства Внутренних дел к Собственной Его Величества Канцелярии», данного управляющему Министерства внут­ренних дел: «Признавая нужным устроить под начальством Генерал-Адъю­танта Бенкендорфа третие Отделение при Собственной Моей Канцелярии, Я повелеваю: особенную Канцелярию Министерства Внутренних дел уничто­жить, обратя по выбору Генерал-Адъютанта Бенкендорфа, часть чиновников оной под управлением Действительнаго Статскаго Советника фон Фока в со­став сего Отделения.
Предметами занятий сего 3 Отделения Собственной Моей Канцеля­рии, назначаю: 1. Все распоряжения и известия по всем вообще случаям высшей Полиции. 2. Сведения о числе существующих в Государстве разных сект и расколов. 3. Известия об открытиях по фальшивым ассигнациям, мо­нетам, штемпелям, документам и проч., коих розыскание и дальнейшее про­изводство остается в зависимости Министерств: Финансов и Внутренних дел. 4. Сведения подробныя о всех людех, под надзором Полиции состоящих, равно и все по сему предмету распоряжения. 5. Высылка и размещение лю­дей подозрительных и вредных. 6. Заведование наблюдательное и хозяйст­венное всех мест заключения, в кои заключаются Государственные преступ­ники. 7. Все постановления и распоряжения об иностранцах, в России про­живающих, в предел Государства прибывающих  и из онаго выезжающих. 8. Ведомости о всех без исключения произшествиях. 9. Статистические сведе­ния, до Полиции относящиеся.
На основании сих начал, предписываю вам: 1. Преобразовать тотчас по вышеписанному Особенную Канцелярию Министерства Внутренних дел, в состав 3 Отделения Собственной Моей Канцелярии. 2. распределить все про­изводившияся в сей Канцелярии дела, кои выше не обозначены и кои оста­ваться должны в заведовании Министерства Внутренних дел, по другим Де­партаментам сего Министерства. 3. Предписать всем Начальникам Губерний и сообщить другим лицам, до которых сие касаться может, дабы они о всех вышеизложенных предметах, входящих в состав 3 Отделения Собственной Моей Канцелярии, доносили прямо на имя Мое, с написанием по 3 Отделе­нию сей Моей Канцелярии. Наконец 4, войти в надлежащее сношение с Ге­нерал-Адъютантом Бенкендорфом о всех средствах, кои представятся ус­пешнейшими к исполнению сего устройства» [9].
На момент основания III Отделение Собственной Его императорского величества канцелярии состояло из четырех экспедиций: 1-я экспедиция ве­дала всеми политическими делами, в том числе и сведениями о лицах, со­стоящих под полицейским надзором; 2-я – раскольниками, сектантами, фальшивомонетчиками, уголовными убийствами, местами заключения, «кре­стьянским вопросом»; 3-я – осуществляла надзор за иностранцами; 4-я – вела переписку о «всех вообще происшествиях» и ведала личным составом. ШтатIII Отделения  при его учреждении составлял всего 16 человек [10].
Свод законов Российской Империи 1832 г. заменил как Соборное уложение 1649 г., так и все последующее некодифицированное законода­тельство. Законы, относившиеся к различным отраслям государственного управления, были выделены в особые тома. Его том XV именовался «Свод законов уголовных» и состоял из двух книг: книга 1 содержала законы «О преступлениях и наказаниях вообще», книга 2 – «О судопроизводстве по пре­ступлениям» [11]. Наказанию кнутом и ссылкой на каторжные работы подвергались: «А. подделыватели ассигнаций и кредитных бумаг (ст. 637). В. привозители фальшивых ассигнаций и государственных кредитных бумаг (ст. 639). С. лица, обличенные в умышленном переводе фальшивых ассигнаций и госу­дарственных кредитных бумаг (ст. 638)» [12].
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных вступило в силу с 1 мая 1846 г. Оно было создано на основе Свода законов Российской Империи и действовало с изменениями (редакции 1866 и 1885 г.г.) до ок­тября 1917 г.
В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных [13] ответствен­ность за фальшивомонетничество была предусмотрена в главе II  «О наруше­нии  уставов монетных»  раздела  VII «О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны». Данная глава содержала два отделения: отде­ление первое «О подделке и уменьшении достоинства монеты, противоза­конном переливе, привозе и вывозе оной» и отделение второе «О подделке государственных кредитных бумаг».
Ст. 571 устанавливалась ответственность «за подделку государствен­ных кредитных билетов, билетов государственнаго казначейства, а равно и всяких билетов кредитных установлений, имеющих в общем обращении дос­тоинство денег». При этом наказание  подробно дифференцировалось в зави­симости от содеянного:
1) «за подделку самой бумаги и рисунков механическими средствами, а равно и за превращение на банковских билетах настоящаго достоинства их в высшую сумму» - наказание, аналогичное установленному в ст. 556 Уложе­ния;
2) «за подделку означенных бумаг на простой бумаге посредством ри­сования, или за похищение бланковых листов для билетов кредитных уста­новлений» - лишение всех прав состояния и ссылка на каторжные работы на заводах на срок от шести до восьми лет;
3) «за изменение в кредитных билетах цвета, для придания им достоин­ства высшей ценности» - лишение всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ и ссылка на жительство в Сибирь или от­дача в исправительные арестантские роты по третьей или четвертой степени 31 статьи Уложения (третья степень предусматривала работы  в исправи­тельных арестантских ротах гражданского ведомства сроком от двух с поло­виной до трех лет, четвертая – работы в исправительных арестантских ротах гражданского ведомства сроком от полутора до двух с половиною лет) в за­висимости от количества выпущенных в обращение кредитных билетов и других обстоятельств дела;
4) «за похищение образцовых листов государственных кредитных бу­маг и выпуск оных в обращение в виде денег, без всякаго впрочем измене­ния» - высшее из наказаний, установленных в ст. 303 Уложения ха хищение бумаг из присутственных мест;
5) «за похищение и выпуск в обращение таких образцовых листов го­сударственных кредитных бумаг с изменениями в оных» - наказание, анало­гичное предусмотренному в ч. 2 ст. 571 (лишение всех прав состояния и ссылка на каторжные работы на заводах на срок от шести до восьми лет).
Использование служебного положения при подделке государственных кредитных билетов – «преступление, в предшедшей 571 статье означенное,  учинено лицом, которое было употребляемо правительством к приготовле­нию государственных кредитных бумаг или к надзору за приготовлением оных» наказывалось на одну ступень выше, чем в ст. 571.
Наказанию, предусмотренному в ст. 571 Уложения, подлежали также и те, «кто принимал какое  либо участие в подделке государственных кредит­ных билетов, билетов государственнаго казначейства, а равно и других биле­тов кредитных установлений, имеющих в общем обращении достоинство де­нег, или заведомо делал, доставлял, продавал, или покупал какия либо для таковой подделки орудия, припасы или иные средства, или заведомо впустил или привез фальшивыя сего рода бумаги из-за границы» (ч. 2 ст.573). Соуча­стники преступления, «которые откроют о своих соумышленниках и сим да­дут средство обнаружить и пресечь преступныя их действия», освобождались от наказания, а имена их сохранялись в тайне (ч. 2       ст. 573). С виновных в подделке государственных кредитных бумаг взыскивалась «сумма, равная представляемой выпущенным ими количеством сих бумаг» (ч. 3 ст. 573).
За недонесение о подделке билетов государственного казначейства, кредитных и других билетов государственных кредитных установлений, без участия в этом преступлении, ст. 574 Уложения устанавливалось наказание в виде лишения всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ и ссылки на жительство в Сибирь или отдачи в исправительные арестантские роты по пятой степени ст. 31 Уложения (т.е. работы  в исправи­тельных арестантских ротах гражданского ведомства сроком от одного до полутора года).
Лица, выпускавшие в обращение фальшивые билеты государственного казначейства, кредитные и иные бумаги, указанные в ст. 571 Уложения, «зная подделывателей оных» или лица, «занимающиеся переводом таких бумаг», подлежали наказанию как сообщники в подделке, на основании правила, со­держащемуся  в ст. 573 Уложения (ч. 1 ст. 576), а лица, которые случайно по­лучив фальшивый билет государственного казначейства, или кредитный, или билет одного из государственных кредитных установлений, достоверно зная, что полученный билет является фальшивым, не сообщив об этом властям, передавали его другому лицу в качестве настоящего, подвергались наказа­нию, предусмотренному за мошенничество (ч. 2 ст. 576).
Подделка, привоз из-за границы и выпуск в обращение фальшивых иностранных ассигнаций и билетов, иностранных кредитных установлений наказывались лишением всех прав состояний и ссылке на поселение в Си­бирь (ст. 577).
Законом устанавливалась ответственность должностных лиц, которые разглашали тайну изготовления государственных кредитных бумаг - «кто из служащих откроет постороннему лицу какой либо из способов, употребляе­мых при выделке государственных кредитных бумаг, или же секретные оных признаки», если это было сделано умышленно («сие учинено им в намерении благоприятствовать подделке сих бумаг»), то виновный подлежал наказанию, предусмотренному в ст. 573 за соучастие в подделке. Если же разглашение сведений происходило в результате «неосторожности или нескромности», виновный наказывался лишением всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ и ссылкой в Сибирь или отдачей в испра­вительные арестантские роты по пятой степени ст. 31 Уложения (работы  в исправительных арестантских ротах гражданского ведомства сроком от од­ного до полутора года). 
Литература:
1.Законодательство Екатерины II. Т. 2. М., 2001. С. 650.
2.Полное собрание законов Российской Империи. Собр. I.  Т. XVIII. № 13219 (Здесь и далее при цитировании сохранены, по возможности, стиль и орфография исторических документов).
3.Полное собрание законов Российской Империи. Собр. I.  Т. XIX. № 13607.
4.Полное собрание законов Российской Империи. Собр. I.  Т. XIX. № 13628,13629.
5.Полное собрание законов Российской Империи. Собр. I.  Т. XXII. № 16481.
6.Полное собрание законов Российской Империи. Собр. I.  Т. XXII. № 16479.
7. Законодательство Екатерины II. В двух томах. Т. 2. С. 836.
8.Полное собрание законов Российской Империи. Собр. I.  Т. XIX. № 13890.
 9.Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 2. Т. I. № 449.
 10.Линдер И.Б., Чуркин С.А. История специальных служб России. XXX вв. М., 2004. С. 201.
11.Рассказов Л.П., Петручак Л.А., Упоров И.В.  История уголовного процесса. Краснодар, 2001. С. 50 – 55.
12.О нарушениях уставов монетных. Историко-Юридическое Изследование В. Сокольскаго. Киев, 1873. С. 195.
 13.Далее по тексту – Уложение (При написании статьи использован текст Уложения наказаниях уголовных и исправительных ред. 1866 г., помещенный в издании – «Уголовные законы, действующие в Империи и Царстве Польском». Издание Л. Ротванда и С. Шифера. Варшава, 1883).
Вернуться: Назад

Назад   |    Версия для печати   |   Обсудить (Комментировать)

 
Комментарии:
 
Комментариев нет...
 
 
 
ulrichsweb TM) -- The Global Source for Periodicals

Поздравления
С Днем
Рождения

Открыть
подробнее

 
 
 
     
 
© 2010-2015. Все права защищены. Общественные науки и современная Россия. ВАК журнал
ООО «Наука и образование» – научный журнал «Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки».
Вак журнал, Журнал для аспирантов докторов кандидатов, ваковский журнал
О журнале | Контакты редакции | Сотрудничество
Создание сайтов
KubanTrend.ru
Разработка сайтовСоздание сайтов
 
Рейтинг, товары и услуги, объявления
 
     
Условия лицензионного соглашения: