Главная / Обратная связь

 

Гуманитарные, социально-экономические
и общественные науки

Humanities, social-economic and social sciences

Научный журнал ISSN 2220-2404 (печать) ISSN 2221-1373 (On-line) входит в перечень ВАК при Минобрнауки РФ

„Humanities, Social-economic and Social Sciences“

The national scientific journal ISSN 2220-2404 (print version) ISSN 2221-1373 (On-line)  is included  in the List of peer-reviewed scientific editions, recommended by the Supreme Attestation Commission of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation.
www.online-science.ru

 

 
 
     
 
 
     
 
 
 
 Поиск:
 
Исторические науки
 
 
Номер: Выпуск №5-2013 г.

УДК 94

Ковалев Алексей Михайлович
аспирант кафедры государственно-конфессиональных
отношений Российской академии народного
хозяйства и государственной службы
при президенте Российской Федерации
milena.555@mail.ru
Kovalev Alexey Mikhaylovich
graduate student of chair of the state and confessional relations
of Russian presidential academy of national economy and Public Administration
milena.555@mail.ru

Материальное положение  приходского духовенства в конце XVIII - начале
XXвв.   в Ярославской епархии Ростовского уезда

Financial condition of the parish clergy of Yaroslavl eparchy in Rostov district at the end of 18th – the beginning of the 20th century

Аннотация. в данной статье рассмотрены проблемы, связанные с материальным  обеспечением приходского духовенства в Ростовском уезде Ярославской епархии в конце XVIII начале XX вв. Проанализированы и структурированы; источники доходов их качество, налоговая нагрузка, материальная составляющая социальных обязательств, сельских и городских приходов. Выделяются и описываются характерные особенности взаимоотношений прихожан и духовенства, подчеркивается негативное влияние финансовой зависимости пастырей от прихожан. Материальное  положение приходского духовенства является довольно дискуссионной  темой. Изучение этого вопроса в  широких границах  не принесет желаемого результата, т. к. даже при поверхностном рассмотрении мы увидим, что обеспеченность и полная нищета в среде приходского духовенства сосуществуют довольно тесно. Такое явление в жизни встречается очень часто и  проходит до  наших дней.
Ключевые слова: Приходское духовенство,  Ростовский уезд, Материальное обеспечение, Взаимоотношения прихожан с духовенством, Вид дохода,  Финансовая нагрузка.
Abstract. This article describes the problems associated with the material support of the parish clergy in the Rostov region in Yaroslavl diocese at the end of the beginning of XX century XVIII. Analyzed and structured, the quality of their sources of income, the tax burden, the material component of social obligations, rural and urban parishes. Stand and describe the characteristics of the relationship of parishioners and clergy, emphasized the negative impact of the financial dependence of pastors from parishioners. Financial position of the parish clergy is quite debatable topic. The study of this issue within wide limits does not bring the desired result, since even a cursory examination we see that the full security and poverty among the parish clergy coexist quite closely. Such a phenomenon in life is very common and goes up to the present day.
Key words:  the parish clergy, Rostov district, financial provision, the parish and clergy relations, type of  income,  financial burden.

Хронологические рамки: конец XVIII начало XX веков.
Исследуя вопрос материального положения, мы обнаруживаем важную проблему взаимоотношения пастыря и прихожан. Эта проблема сыграет не последнюю роль  в духовном упадке и нравственном разложении общества в предреволюционной России.
Рассматривая вопрос материального обеспечения приходского духовенства, обращают на себя внимание две противоположные точки зрения, как  среди церковных, так и среди светских авторов. Приводятся сведения о крайне скудной жизни духовенства, в частности, у М. Левитова[1], но в других исследованиях приводятся сведения о существенных  доходах духовенства, подчас  нелицеприятным  способом приобретенных, например – у В. Кильчевского.[2]   В советское время оценка не могла быть иной, кроме как негативной. Духовенство представляли как эксплуататоров.
В наши дни публикуются  интересные, основанные на широком круге источников  работы, в частности, публикации В.В. Морозан[3].  В последние годы так же наблюдается тенденция к более детальному изучению истории сельского  духовенства. В качестве примера можно привести работу О. Д. Ельцовой[4], где автор подробно анализирует доходы.   В настоящей работе взят отдельный регион -  Ростовский уезд Ярославской епархии, один из интереснейших районов ярославской земли.
Источниками для написания статьи стали документы  Государственного архива Ярославской области и церковная периодика.
К концу XVIII века в г. Ростове и Ростовском уезде находилось 160 церквей. Чтобы понять уровень доходов духовенства, нужно определить источники поступления средств и их количество.
Условно  доходы  можно структурировать следующим образом:
- доходы от прихожан;
- доходы от аренды (помещений и земли);
- казенное жалование;
После реформы 1764 года храмы Ростовского уезда были лишены финансирования, что было характерно для большинства приходов Ярославской епархии. Исключение составлял лишь причт Ростовского собора. Финансирование от государства (казенное жалование) священнослужителей и церковнослужителей в Ярославской епархии появилось только к концу XIX века. В Ростовском уезде к началу XX века  казенное жалование получали 57 церквей, что  составляло всего треть от общего количества церквей в уезде. Само жалование (всего около 380 рублей)  представляло собой небольшую сумму, разделенную на весь причт.[5] 
В связи с отсутствием казенного жалования или его недостаточностью, духовенству и причту нужно было как-то содержать себя самостоятельно. Приходилось пользоваться имеющимися ресурсами, одним из которых была аренда; в аренду сдавали в основном помещения и землю, за счет этого были небольшие денежные поступления. Здесь необходимо отметить, что аренда далеко не всем приносила доход, что подтверждают ведомости о сборах и пожертвованиях. В частности, приведем такой пример: в отчетах благочинного села Вощажниково,  иер. Стефана за 1841 год из 19 сел (в каждом по одному приходу) доход за аренду получили только в селе Давыдово - 4р. 28коп.[6]
Другим важным ресурсом была земля, хотя и не столь плодородная. Почти все отчеты,  направляемые благочинному от приходов, содержат примечание: «Климат умеренный, почва земли глиняная и не слишком плодородная»[7].  Стоит подчеркнуть, что земли в Ростовском уезде были более плодородными, чем в других уездах губернии. Большая часть от количества земли, принадлежавшей церкви, была пашня, даже городские храмы Ростова обладали земельной собственностью вне города.
Церковная земля имела следующее деление; под церковью и кладбищем, усадебной, пахотной, сенокосной, выгонных и пастбищ, неудобной под лесом и водой[8].
В с. Андреевском общее количество земель, принадлежащих церкви, составляло 36 десятин, 210 сажень, из которых 29 десятин были пахотные. Из 15 приходов, которые входили в Андреевское благочиние, пахотных земель было от 20 до 30 десятин на приход. Усадебной земли - от одной до двух десятин.[9] 
В ведомстве благочинного села Кулачева, свящ. Алексея, находилось 22 прихода. В среднем  на приход приходилось от 30 до 50 десятин земли, хотя и не очень плодородной, но по с равнению с другими уездами не худшей[10].
В благочинии города Петровска, куда входило 12 приходов, общее количество земли, принадлежащей церкви, составляло 638 десятин, из которых пахотной - 375 десятин.  Это было неплохим показателем, т.к. больше половины земли было пахотной, которую, если  не было возможности сдать в аренду, можно было  обработать и собрать урожай, что позволяло содержать семью[11]. Лишь в трех селах земля считалась непригодной для хозяйства: Погорелово, Сабурово, Нового.
Приведем конкретный пример жизни прихода  села  Сабурова с 1806 г. по 1869 год. Этот период характерен упадком благосостояния церкви и причта.  Архиепископ Ярославский и Ростовский Нил в 1870г. вынужден был не посылать священника в  село Сабурово до тех пор, пока прихожане не обеспечат его содержания приличным взносом.  Результатом этого было снятие дарственного колокола и его продажа. Вырученные деньги, и к ним пожертвования, позволили жителям села иметь у себя священника. «В самой церкви пыль и копоть, ризница и утварь в сырости и запустении, для купели и то подставки не было»[12]
С 1871г. наметился поворот к лучшему, хотя в 1873 г.  от прихода и отошла  деревня Варусово в 115 душ, это не отразилось на благосостоянии прихода.[13]  «…правда много было трудов положено исключительно пастырем, чтобы расположить прихожан, много личных просьб, много писем, иных забот, ожиданий, часто тщетных. Но непрестанная забота о доме Божием воодушевляла и укрепляла пастыря на новые труды…»[14].
Следующим и основным видом дохода духовенства был кружечный сбор. Основным он был потому, что из всех возможных доходов причта кружечный сбор приносил хоть какие-то стабильные доходы, правда, не всегда большие. (Важно отметить, что не все доходы от «кружки» шли на содержание духовенства конкретного прихода).  
К 1908 году на приходе было около шестнадцати «кружек», и деньги шли на заявленные цели, причт от этих сумм не получал ничего, а количество сборов на те или иные цели было большим.  К ним еще добавлялись нерегулярные сборы, проводимые два раза в год, например для Красного Креста[15]. Периодически приезжали монахи из Восточных Патриархатов и тоже собирали на различные нужды, о чем  публиковалось в епархиальных ведомостях[16].
Все это огромное количество сборов ложилось на плечи сельского, далеко не богатого, прихода с такими же бедными прихожанами. В городе ситуация была не многим лучше, в частности, в рассматриваемом нами Ростовском уезде, где город Ростов характеризуется как тот, в котором много храмов и мало населения[17].
Приведем пример  сборов, которые «тянули приходы»; на призрение бедного духовенства; в пользу соборов, монастырей и церквей; в пользу богаделен; на сооружение и содержание бедных церквей; на распространение православия на Кавказе; на распространение православия между язычниками; в пользу святого Гроба Господня; в пользу церковно-приходских школ; на устройство церкви в Туркменистане[18].
И это еще не все виды «кружек», которые были на приходах. Правда, нужно отметить, что в отчетах по всем многочисленным пунктам были практически всегда нули, очень редко встречались несколько копеек по какому-то из сборов[19].
Проанализировав  ведомости о сборах и пожертвованиях, мы пришли к выводу, что из всех видов дохода реально работали только два – кружечный, кошельковый и свечной, по всем остальным статьям редко бывали копейки[20].
Приведем пример кружечного и кошелькового дохода за 1841год в округе благочинного села Вощажниково. Так в церкви села Введенского кружечный сбор составил 42 р. 85 коп., кошельковый 42 р. 57 коп., в церкви села Семеновского кружечный сбор 2 р., кошельковый 8р. 50 коп.[21]
Городские приходы - церковь Рождества, что на горницах, кружечный -83 р. 89 коп., кошельковый - 38 р. 11 коп.. Церковь Николоподозерская, кружечный - 12 р. 5 коп., кошельковый - 27 р. 14 коп.[22]
Важно отметить, что половина этих денег уходила на содержание и ремонт храма, а зачастую, как например, в погосте Архангельском и других, кружечный сбор был отдан разоренным от несчастных случаев[23].  А  из оставшихся денег  духовенство получало средства на содержание своей семьи.
В дальнейшем  финансовая  нагрузка на приходы только увеличивалась. Так, к 22 июня 1879 года был предложен проект обязательного взаимного страхования имущества от огня в духовном ведомстве[24]. Впоследствии нужно было вносить и страховые взносы.  Известно, что церкви деболовского благочиния были застрахованы в московском страховом образовании «Якорь»[25].
Доход приносили и церковные деньги, которые хранили в кредитных учреждениях. Около 5 тыс. рублей получали в средине XIX века причты Ростова и Ростовского уезда[26]. Со второй половины XIX века все церковные капиталы должны были храниться только в Госбанке.
Доходы приносила  продажа свечей.  Свечи покупались у Ростовских купцов Храниловых и Второвых. Существовало два вида воска - белый и желтый; и из каждого вида изготавливалось порядка пяти наименований свечей. Преимущественно  закупались свечи из желтого воска в небольших количествах[27]. В Ростовском  Успенском  соборе в 1854 году прибыль с фунта свечей составляла 74 коп,  за год доход составил всего 1993р. 80. Коп[28].  В сельских же приходах доход от продажи свечей был гораздо ниже. Доход от продажи свечей в 1861 году составил всего 6016 рублей[29].  В следующем году доход был практически такой же[30].
Следует отметить, что с 1808 года весь свечной доход стал поступать на содержание духовных учебных заведений, приход от этих сумм не получал ничего. Как было сказано выше, прежде доход от продаж свечей оставался в приходе.
Пожертвования за исполнение различных треб так же приносили доход духовенству. Помимо денежных приношений, были и продуктовые пожертвования. В дни больших праздников духовенство ходило по домам прихожан с крестом и поздравляло с праздником, а  хозяин жертвовал немного денег или продуктов столько, сколько считал возможным.
Существовали и посезонные приношения продуктами. Так, осенью приносили зерновой хлеб, во время Петрова поста - яйца, на Рождество и Пасху – хлеб.
Рассмотрев различные варианты материального обеспечения духовенства, можно  проанализировать каждый из пунктов дохода и выявить  проблемы, с которыми сталкивалось духовенство. В изучении вопроса материального обеспечения сельского духовенства очень важно обратить внимание на «нравственную» сторону вопроса.
Для нас важна проблема взаимоотношения духовенства и прихожан; взаимоотношения как тех, кого обеспечивали, так и тех, кто обеспечивал.  Понимание того, что духовенство находится в трудном материальном положении, было, как были и попытки решить этот вопрос. Создавались различные фонды, которые помогали бедному духовенству, обращения к правительству с предложениями, которые практически всегда оставались невоплощенными, ключевая проблема не решалась[31]. Она заключалась в том, что священник был зависим от своих прихожан, и прямая материальная зависимость от прихода не позволяла священнику заниматься своим основным делом. «Главной причиной незавидного положения духовенства  является отсутствие прочного основания, на котором бы, независимо от служебной деятельности, мог бы утверждаться материальный быт»[32].  Трудно было быть обличителем пороков в обществе и от этого же общества получать содержание. «Интересы материальные могут послужить в ущерб духовным и нанести чувственный удар самой прочности нравственной связи пастырей с пасомыми»[33].  Народ это понимал, и иногда  враждебно относился к духовенству, воспринимая его как дополнительную обузу,  а священники, в свою очередь, прибегали к «неблаговидным» способам содержания.
Получался замкнутый круг, попытки решения этой проблемы были, но очень запоздалыми и малоэффективными. Как отмечалось выше, казенное жалование  получал только причт Ростовского собора (из 160 приходов в уезде). К 1905 году государственное ассигнование получали 57 церквей в уезде, (примерно 380 руб. на причт) что по тому времени было небольшими деньгами. [34]
В Ростовском уезде по сравнению с другими уездами у духовенства были земли, но следует понимать, что обработка земли требовала много времени и была практически не совместима с прямыми служебными обязанностями духовенства.
Доходы от продажи свечей с 1808 по 1871 год, полностью уходили на содержание духовных учебных заведений, что составляло около 10 % от всего дохода. С 1871 года правительство отменило свечной налог, но ввело еще более жесткий, теперь нужно было отчислять 25% от всего дохода.
Доходы от аренды практически везде отсутствовали, за небольшим исключением, либо были копеечными [35].
Продуктовые приношения были также небольшими, ввиду «прохладного» отношения прихожан к духовенству.
Подводя печальный итог, следует отметить, что значительная часть церковных доходов изымалась в виде налогов, шла на различные епархиальные и светские нужды. Остатки денег расходовались на содержание и ремонт храма, покупку утвари и других храмовых нужд. Лишь небольшая часть денег шла духовенству, которое повсеместно по нечерноземемью России все больше и больше в материальном плане становилось зависимым от прихожан. Отношения между верующими и священнослужителями становились все «прохладнее», пастырь испытывал тяготы в своем служении. Зависимость сельского священника от общины особенно стала очевидной в начале ХХ столетия, что не могло не сказаться и на духовном настроении общества.
Литература:

  1. Левитов М. Наш проект обеспечения духовенства. СПб., 1914
  2. Кильчевский В. Богатства и доходы духовенства. СПб., 1908.
  3. Морозан В.В. Экономическое положение духовенства России в XIX-начале XX вв. // Церковно-исторический вестник. 1998. № 1. С. 137-145;
  4. http://rostmuseum.ru/publication/historyCulture/2003/eltsova01.html
  5. ЯЕВ. Ч. Оф. 1912. №48.
  6. Государственный Архив Ярославской Области .Ростовский Филиал (далее - ГАЯО.РФ. Ф. 196. Оп. 1.  Д. 13603. Л. 20.
  7. ГАЯО. РФ. Ф.196. Оп. 1. Д. 19535. Л. 32.
  8. ГАЯО. РФ. Ф.196. Оп. 1. Д. 19535. Л. 18.
  9. ГАЯО. РФ. Ф.196. Оп. 1. Д. 19535. Л. 18.
  10. ГАЯО. РФ. Ф.196. Оп. 1. Д. 19535. Л. 23.
  11. ГАЯО. РФ. Ф.196. Оп. 1. Д. 19535. Л. 24.
  12. ГАЯО. РФ. Ф.196. Оп. 1. Д. 19535. Л. 26.
  13. ГАЯО. РФ. Ф.196. Оп. 1. Д. 19535. Л. 26.
  14. ГАЯО. РФ. Ф.196. Оп. 1. Д. 19535. Л. 26.
  15. ГАЯО. РФ. Ф. 121. Оп. 3. Д. 10. Л. 2.
  16. ЯЕВ. Ч. Оф. 1863. № 12.
  17. ЯЕВ. Ч. Неоф. 1864. № 6.
  18. ГАЯО. РФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 38. Л. 2.
  19. ГАЯО. РФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 38. Л. 2.
  20. ГАЯО. РФ. Ф.196.Оп. 1. Д. 13603. Л. 7.
  21. ГАЯО. РФ. Ф.196.Оп. 1. Д. 13603.  Л. 20.
  22. ГАЯО. РФ. Ф.196.Оп. 1. Д. 13603.  Л. 19.
  23. ГАЯО. РФ. Ф.196.Оп. 1. Д. 13603.  Л. 7.
  24. ГАЯО. РФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 2. Л.  2.
  25. ГАЯО. РФ. Ф. 121. Оп. 3. Д. 10. Л. 6.
  26. ЯЕВ. Ч. Оф. 1863. № 42.
  27. ГАЯО. РФ. Ф. 196. Оп. 1. Д. 19535. Л. 6.
  28. ГАЯО. РФ. Ф. 196. Оп. 1. Д. 19535.  Л. 13.
  29. ЯЕВ. Ч. Оф. 1862 г. № 11. С. 67.
  30. ЯЕВ. Ч. Оф. 1864 г. № 13. С. 81.
  31. ЯЕВ. Ч. Оф. 1864. № 26.
  32. ЯЕВ. Ч. Неоф. 1864. № 6. С. 52.
  33. ЯЕВ. Ч. Неоф. 1864. № 7. С. 63.
  34. ЯЕВ. Ч. ОФ. 1912. № 48.
  35. ГАЯО.РФ. Ф. 196. Оп. 1.  Д. 13603. Л. 20.

Istochniki
1.   Levitov M. Nash proekt obespechenija duhovenstva. SPb., 1914
2.   Kil'chevskij V. Bogatstva i dohody duhovenstva. SPb., 1908.
3.   Morozan V.V. Jekonomicheskoe polozhenie duhovenstva Rossii v XIX-nachale XX vv. // Cerkovno-istoricheskij vestnik. 1998. № 1. S. 137-145;
4.   http://rostmuseum.ru/publication/historyCulture/2003/eltsova01.html
5.   JaEV. Ch. Of. 1912. №48.
6.   Gosudarstvennyj Arhiv Jaroslavskoj Oblasti .Rostovskij Filial (dalee - GAJaO.RF. F. 196. Op. 1.  D. 13603. L. 20.
7.   GAJaO. RF. F.196. Op. 1. D. 19535. L. 32.
8.   GAJaO. RF. F.196. Op. 1. D. 19535. L. 18.
9.   GAJaO. RF. F.196. Op. 1. D. 19535. L. 18.
10. GAJaO. RF. F.196. Op. 1. D. 19535. L. 23.
11. GAJaO. RF. F.196. Op. 1. D. 19535. L. 24.
12. GAJaO. RF. F.196. Op. 1. D. 19535. L. 26.
13. GAJaO. RF. F.196. Op. 1. D. 19535. L. 26.
14. GAJaO. RF. F.196. Op. 1. D. 19535. L. 26.
15. GAJaO. RF. F. 121. Op. 3. D. 10. L. 2.
16. JaEV. Ch. Of. 1863. № 12.
17. JaEV. Ch. Neof. 1864. № 6.
18. GAJaO. RF. F. 122. Op. 1. D. 38. L. 2.
19. GAJaO. RF. F. 122. Op. 1. D. 38. L. 2.
20. GAJaO. RF. F.196.Op. 1. D. 13603. L. 7.
21. GAJaO. RF. F.196.Op. 1. D. 13603.  L. 20.
22. GAJaO. RF. F.196.Op. 1. D. 13603.  L. 19.
23. GAJaO. RF. F.196.Op. 1. D. 13603.  L. 7.
24. GAJaO. RF. F. 122. Op. 1. D. 2. L.  2.
25. GAJaO. RF. F. 121. Op. 3. D. 10. L. 6.
26. JaEV. Ch. Of. 1863. № 42.
27. GAJaO. RF. F. 196. Op. 1. D. 19535. L. 6.
28. GAJaO. RF. F. 196. Op. 1. D. 19535.  L. 13.
29. JaEV. Ch. Of. 1862 g. № 11. S. 67.
30. JaEV. Ch. Of. 1864 g. № 13. S. 81.
31. JaEV. Ch. Of. 1864. № 26.
32. JaEV. Ch. Neof. 1864. № 6. S. 52.
33. JaEV. Ch. Neof. 1864. № 7. S. 63.
34. JaEV. Ch. OF. 1912. № 48.
35. GAJaO.RF. F. 196. Op. 1.  D. 13603. L. 20..

Вернуться: Назад

Назад   |    Версия для печати   |   Обсудить (Комментировать)

 
Комментарии:
 
Комментариев нет...
 
 
 
ulrichsweb TM) -- The Global Source for Periodicals

Поздравления
С Днем
Рождения

Открыть
подробнее

 
 
 
     
 
© 2010-2015. Все права защищены. Общественные науки и современная Россия. ВАК журнал
ООО «Наука и образование» – научный журнал «Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки».
Вак журнал, Журнал для аспирантов докторов кандидатов, ваковский журнал
О журнале | Контакты редакции | Сотрудничество
Создание сайтов
KubanTrend.ru
Разработка сайтовСоздание сайтов
 
Рейтинг, товары и услуги, объявления
 
     
Условия лицензионного соглашения: