Главная / Обратная связь

 

Гуманитарные, социально-экономические
и общественные науки

Humanities, social-economic and social sciences

Научный журнал ISSN 2220-2404 (печать) ISSN 2221-1373 (On-line) входит в перечень ВАК при Минобрнауки РФ

„Humanities, Social-economic and Social Sciences“

The national scientific journal ISSN 2220-2404 (print version) ISSN 2221-1373 (On-line)  is included  in the List of peer-reviewed scientific editions, recommended by the Supreme Attestation Commission of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation.
www.online-science.ru

 

 
 
     
 
 
     
 
 
 
 Поиск:
 
Социoлогические науки
 
Главная / Рубрики журнала / Социoлогические науки
 
Номер: Выпуск №6-2013 г.

УДК 316

 

Имгрунт Иван Иванович

кандидат биологических наук, соискатель Института по переподготовке и повышению квалификации Южного федерального университета

Ippk2004@yandex.ru

Imgrunt Ivan Ivanovich

Candidate of Biology, the competitor of Institute on retraining and professional development of the Southern federal university

Ippk2004@yandex.ru

 

Проблема рекрутинга региональной элиты в институциональной среде модернизирующегося общества

 

Imgrunt I. The problem of recruiting of regional elite in the institutional environment of modernized society

 

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы взаимодействия региональной и федеральной элит. Автор считает, что радикальный сдвиг в улучшении состава и качества региональных политико-управленческих элит, превращении их в социально ответственную и эффективную движущую силу модернизационных преобразований невозможно, пока рекрутинг элиты не будет проходить на подлинно демократических началах. Необходимо активное расширение внутриэлитных каналов вертикальной мобильности. Ключевые слова. Рекрутинг, региональные элиты, модернизация, управленческие практики, клановость, клиентелизм, федеральная элита, традиционализм, модернизация.

Abstract. The paper considers the problem of interaction between federal and regional elites. The author believes that a radical shift in the composition and improving the quality of the regional political and administrative elites, transforming them into socially responsible and effective driving force of modernization can not change, while recruiting the elite will not pass on truly democratic principles. Active expansion of intra elite channels of vertical mobility is necessary.

Keywords. Recruiting, regional elites, modernization, management practices, cronyism, clientelism, the federal elite, traditionalism and modernization.

 

Негативным фактором, влияющим на модернизацию России, является искусственное ограничение вертикальной внутриэлитной мобильности между региональным и федеральным уровнем. Перемещение представителей региональных элит на федеральный уровень, а также обратный процесс в настоящее время крайне затруднены, а это, в конечном итоге, препятствует становлению единого пространства элит. Однако, по замечанию А.В. Понеделкова и А.М. Старостина, некоторые представители нетитульных этносов, опираясь на землячества, попадают не только в политическую и бизнес-элиту своего региона, но и в правящие структуры центральной власти.

Кроме того, представители местной власти на Северном Кавказе мастерски овладели техникой политической игры и манипулирования, не менее искусны они и в распределении (а зачастую и присвоении) гигантских инвестиций, идущих из центра. Неудивительно, что данные политики теряют легитимность и авторитет в глазах населения, а. потому все чаще вынуждены обращаться за помощью к центральной власти, чтоб хоть как-то восстановить пошатнувшийся авторитет.

Еще одна проблема в том, что достойные, пользующиеся уважением среди местного населения, но по каким-то причинам «неудобные» для Москвы политики на Северном Кавказе чаще всего не допускаются до власти, а слабые руководители просто не справляются с возложенными на них обязанностями и не могут достаточным образом контролировать социально-экономическую ситуацию в регионе. Наглядным тому примером стали Ингушетия и Северная Осетия, где руководство оказалось бессильно перед угрозой терроризма и разгулом криминально-мафиозных группировок, которые, кстати, тесно связаны с местной властью. Итогом стало дальнейшее развитие напряженности и дестабилизация региона.

Почему же, в конечном счете, нынешние региональные элиты настолько слабы и неэффективны? Чтобы выяснить это, необходимо рассмотреть институциализацию региональных элит и способы взаимодействия представителей региональной и федеральной власти.

Процесс формирования элиты имеет институциональную обусловленность. Недостаточное развитие демократической партийной системы является заметным тормозом в формировании эффективной ответственной элиты, в том числе и региональных, поскольку различные партии, блоки и союзы могут возникать в ходе избирательных компаний и затем быстро прекращают свое существование [1]. Согласно опросам, зачастую сразу после проведения выборов более 50% респондентов затруднялись перечислить партии, определяющие направление политического развития в их регионе.

Если пользоваться терминологией Ж. Бодрийяра, то в современной политической системе РФ партиям отводится участь симулякра, т. е. символическое место. Поэтому и общество не воспринимает их всерьез. Общественные институты, которые проявляют себя независимыми участниками социального действия (например, бизнес) рассматривают политические партии не как равного партнера, а скорее как искусственные образования, созданные властью с целью поддержания политического режима.

К тому же возникшие в постсоветской России политические партии не имеют опоры в обществе, поскольку они не выражают интересы каких-то определенных социальных групп и слоев и из-за этого вынуждены лавировать в поисках поддержки у разных групп и слоев.

Кстати, для российской политической практики характерна своего рода мимикрия, когда какие-либо общественные группировки, стремящиеся попасть во власть, принимают вид политических партий.

Формирование кадрового состава правящей, в том числе и региональной, элиты происходит на основании потребностей иметь «своих» людей во власти у финансово-промышленных групп, которые, в свою очередь, сотрудничают с теми или иными политическими блоками и группировками.

Формально региональная политико-управленческая элита связана с институтами власти. Тем не менее, большое значение имеет неформальная система взаимоотношений, сложившаяся внутри региональных элит. Это всевозможные группировки и клановые системы, остающиеся в тени и делящие между собой реальную власть в масшабе региона. У каждой группировки внутри региональной элиты имеется лидер, который обычно возглавляет какую-нибудь властную структуру в регионе. Как справедливо утверждал М. Афанасьев, «реальными структурными единицами властвующего слоя - факторами, чья деятельность структурирует сферу власти, - выступают клиентарные группировки» [2].

Клановость и клиентелизм в деятельности региональных элит имеют, как правило, следующие специфические черты и особенности:

- Региональное гражданское сообщество лишено возможности оказывать какое-либо влияние на принятие решений по важнейшим вопросам. При этом в основе принятых решений лежат не объективные общественные потребности, а клановые интересы, главные из которых – сохранение и преумножение власти.

- Властные полномочия сосредоточиваются в руках одной группировки, свобода СМИ ограничена.

- Отсутствие независимости судов и пренебрежение нормами права в угоду правящим группировкам.

- Представители региональной политико-управленческой элиты подбираются не на основе профессиональных качеств, а по признаку лояльности федеральной властной группировке.

При этом существуют две тенденции взаимодействия федеральных и региональных правящих элит: либо соперничество в борьбе за постоянно уменьшающиеся запасы природных ресурсов, либо, наоборот, сотрудничество и взаимопомощь.

Естественно, более конструктивен второй вариант развития. Зачастую центральная власть нуждается в поддержке со стороны региональных элит. Но обычно проявленная лояльность открывает перед представителями региональных элит широкие полномочия, им спускаются все злоупотребления властью. Эта бытующая в наше время практика взаимовыгодного политического обмена оборачивается чаще всего деградацией региональных элит и полным пренебрежением к общественным интересам во имя собственных.

Основная масса представителей северокавказских правящих элит пробилась в органы региональной власти исключительно благодаря своей принадлежности к титульной нации и использованию клановых рычагов влияния. Федеральная власть, которой необходимо дальнейшее сотрудничество с данными элитами, сознательно идет на снижение качества региональных элит в обмен на лояльность и стремление к сохранению статус-кво.

Правительство В.В. Путина, несмотря на отчаянные попытки, не смогло распутать этот клубок и решить обозначенные проблемы. Клановость региональных элит никуда не исчезла, общество в регионах по-прежнему лишено какой-либо реальной возможности оказывать воздействие на власть и контролировать ее деятельность. При сохранении таких условий дальнейшее демократическое развитие общества невозможно, напротив, реален откат назад и дальнейшая феодализация общественных отношений.

Многие ученые, рассматривая профессиональные качества региональной политической элиты, выделяют ее редистрибутивное отношение к экономической деятельности. Одновременно с этим существует тенденция роста влияния интеллектуальных и профессиональных лидеров, формирующих костяк региональной политической элиты.

Большинство представителей нынешних региональных элит – выходцы из советской партийной номенклатуры (около 61%), достаточно их и в рядах федеральной элиты (38%). Как считает О. Крыштановская, попасть в региональный парламент могут либо видные бизнесмены, подмявшие под себя значительные доли в народном хозяйстве данного региона, либо чиновники. У рядовых граждан нет никакого шанса очутиться в любом из органов местной власти.

Необходимо сказать, что радикальный сдвиг в улучшении состава и качества региональных политико-управленческих элит, превращении их в социально ответственную и эффективную движущую силу модернизационных преобразований невозможно, пока рекрутинг элиты не будет проходить на подлинно демократических началах. Необходимо активное расширение внутриэлитных каналов вертикальной мобильности. Эта мобильность должна проявляться в первую очередь в возможности перехода представителей региональных элит на общефедеральный уровень.

Развитие демократии и становление гражданского общества в регионах является условием эффективной модернизации всех сфер жизни общества. Так например, как свидетельствуют данные опросов, большая часть граждан России считает, что выборы никак не повлияют на сложившуюся в регионах страны ситуацию и не улучшат жизнь рядового индивида. А это – красноречивая оценка выборов, оценка итогов реформ. Население осознает, что избирательная активность, в частности, на региональном уровне, никоим образом не влияет на политику и хозяйственно-экономическую деятельность региональных элит. Поэтому все больше граждан не видит смысла в своем участии в выборах. Институт выборов функционирует лишь формально, не отражая реальных предпочтений жителей регионов и не способствуя реальным модернизационным изменениям.

При таком положении дел публичная региональная элита не обладает какой-либо независимостью в своих действиях и зачастую становится ширмой, за которой решения принимают подлинные хозяева положения – кланы и крупнейшие собственники. В классической теории элит существует даже специальное понятие «псевдоэлита», красноречиво характеризующее подобных представителей формальной власти. Конечно, качество такой элиты неукоснительно снижается, и, в конце концов, она теряет легитимность в глазах общества и перестает восприниматься в качестве реального носителя власти.

Недостаточная ротация региональных элит препятствует полноценному функционированию институциональных механизмов. Профессиональная подготовка, низкий образовательный уровень и полное пренебрежение нормами гражданского общества, криминализация власти и коррупция в ее эшелонах – все это представляет реальную угрозу безопасности нашего государства, а также препятствует дальнейшей модернизации российского общества. Такое состояние региональных элит препятствует также развитию гражданского самоуправления и вовлечению рядовых индивидуальных акторов в процесс принятия управленческих решений.

Все эти характеристики институциональной среды в совокупности влияют на качество региональных элит в современной России. Основной критерий качества политико-управленческой элиты - это активность власти, а также направленность этой активности в политической и экономическо-хозяйственной сфере. В условиях модернизирующейся институциональной среды качество элиты определяется ее готовностью к содействию развитию здоровой конкуренции среди крупного бизнеса, в частности, в сырьевом секторе экономики. Качество и эффективность региональных политико-управленческих элит – очень важные характеристики, поскольку от него зависит адекватность всей государственной системы. Долговременность кризиса, разразившегося в нашей стране после перестройки, свидетельствует и о крайне низком качестве как федеральной, так и региональных правящих элит.

В течение первого десятилетия 1990-х параллельно развивались и находились в постоянном противоборстве два способа формирования элит: бюрократический, характерный для советского периода, и олигархический, предполагавший сращивание власти и капитала. В результате установилась принципиально новая для России ситуация, поскольку ранее, как подчеркивалось выше, бюрократический аппарат не был одновременно собственником всех основных ресурсов. Для Советского Союза был характерен бюрократический тип политико-управленческой элиты, при котором представители власти были формально отчуждены от собственности. После перестройки в России возник совершенно новый, не свойственный ранее тип элиты, который можно назвать феодальным, а в современных условиях – олигархическим. Особенность такого типа элиты в том, что в ее руках характеризуется не только государственная власть, но и основная собственность. Сосредоточение собственности у представителей элит, как наглядно убеждает западноевропейская история, негативно влияет на авторитет власти в глазах общества.

В случае сохранения нынешних олигархических отношений будущее нашей страны предопределено. Это будущее сырьевого придатка развитых стран, при котором инновационное развитие и экономический прорыв невозможны.

Как уже говорилось выше, одной из основных характеристик элиты является присущий ей образ мышления. Практическая направленность региональных элит и ее воплощение безусловно влияют на то, как в итоге оценивает деятельность элит большинство населения. Определяя ментальные особенности представителей региональных полити­ческих элит, исследователи особо выделяют их федералистскую ориентированность, символами которой являются сохранение целостности Российской Федерации, равенство в правах для всех субъектов, доминирование федеральных за­конов над региональными.

Следует также отметить, что распространившиеся в определенный момент в среде представителей региональной политической элиты надежды на возможное покровительство центра со временем ослабли, а точнее, элиты осознали равенство между возможно­стями федеральной власти и собственными, в частности, когда речь идет о развитии экономики и укреплении хозяйствен­ных связей. Более того, во многих регионах очевидна тенденция расчёта прежде всего на собственные силы. Это показывает, что в настоящее время этно-, эко­номико- и политико-федералистские аспекты, оказавшись взаимосвязанными между собой, действуют в одном направлении, ускоряя формирование федералистской модели мышления.

Однако несочетаемой с задачами модернизации особенностью российских элит всех уровней является аутизм и порожденное им аутичное сознание, неспособность к рефлексивному осмыслению происходящего. Это находит проявление в узости мышления и сосредоточении исключительно на собственных интересах, нежелании взаимодействовать с остальными социальными слоями и группами, неуважительное отношение к ценностям гражданского общества и правового государства, боязнь реформ и трудно коррелирующий с задачами модернизации консерватизм.

Таким образом, мы можем сделать следующие выводы.

1. Практики региональных политико-управленческих элит отражают общую ситуацию, сложившуюся в современном российском обществе в отношении модернизационных процессов. Насущная необходимость развития модернизации вступает в очевидное противоречие с характером рекрутинга, интенсивностью ротации, кланово-клиентелистскими ориентациями региональных элит. Консолидация федеративных и региональных элит привела к заметному снижению рисков сепаратизма, однако не способствовала снижению удельного веса неформальных клановых и патрон-клиентелистских связей как фактора, влияющего на принятие стратегических решений регионального масштаба.

2. Традиционализм и консерватизм в управленческих практиках региональных элит выступает амбивалентным фактором политического развития регионов в силу того, что, с одной стороны, обеспечивает социально-политическую стабилизацию в регионах, и тем самым поддерживает у власти федеральную политическую элиту, а с другой стороны, становится препятствием для развития процессов модернизации и несет в себе риск феодализации общественной жизни в регионах. В то же время, однако, условием эффективной модернизации, как показали исследования, является конгруэнтность новых и традиционных институциональных форм, что указывает на необходимость взаимной интеграции последних.

 

Литература:

1. Rose, Richard and Munro, Neil. Elections and Parties in New European Democracies. Washington DC: CQ Press, 2003.

2. Афанасьев М.Н. Клиентелизм и российская государственность: Исследование клиентарных отношений, их роли в эволюции и упадке прошлых форм российской государственности, их влияния на политические институты и деятельность властвующих групп в современной России. – 2-е изд., доп. – М.: Московский общественный научный фонд, 2000. С. 378-379.

3. Ашин Г. Элита: спор о термине [Электронный ресурс] // Ашин Г. Курс истории элитологии. Библиотека Гумер — Политология. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Aschin/06.php (дата обращения: 21.03.2012).

4. Делягин М. Глобальный управляющий класс // Свободная мысль. - 2012. - N 1/2. - С.74-86.

 

Literature:

1 . Rose, Richard and Munro, Neil. Elections and Parties in New European Democracies. Washington DC: CQ Press, 2003.

2 . Afanasyev M. N. Kliyentelizm and Russian statehood: Research of the kliyentarny relations, their roles in evolution and decline of last forms of the Russian statehood, their influence on political institutes and activity of dominating groups in modern Russia. – 2nd prod. additional – M: Moscow public scientific fund, 2000. Page 378-379.

3 . Ashin G. Elite: dispute on the term [Electronic resource]//Ashin G. Course of history of an elitologiya. Library Gumer — Political science. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Aschin/06.php (address date: 21.03.2012).

4 . Delyagin M. Global operating class//Free thought. - 2012 . - N 1/2. - Page 74-86.

.

Вернуться: Назад

Назад   |    Версия для печати   |   Обсудить (Комментировать)

 
Комментарии:
 
Комментариев нет...
 
 
 
ulrichsweb TM) -- The Global Source for Periodicals

Поздравления
С Днем
Рождения

Открыть
подробнее

 
 
 
     
 
© 2010-2015. Все права защищены. Общественные науки и современная Россия. ВАК журнал
ООО «Наука и образование» – научный журнал «Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки».
Вак журнал, Журнал для аспирантов докторов кандидатов, ваковский журнал
О журнале | Контакты редакции | Сотрудничество
Создание сайтов
KubanTrend.ru
Разработка сайтовСоздание сайтов
 
Рейтинг, товары и услуги, объявления Продвижение поддержка сайтов Краснодар
 
     
Условия лицензионного соглашения: