Главная / Обратная связь

 

Гуманитарные, социально-экономические
и общественные науки

Humanities, social-economic and social sciences

Научный журнал ISSN 2220-2404 (печать) ISSN 2221-1373 (On-line) входит в перечень ВАК при Минобрнауки РФ

„Humanities, Social-economic and Social Sciences“

The national scientific journal ISSN 2220-2404 (print version) ISSN 2221-1373 (On-line)  is included  in the List of peer-reviewed scientific editions, recommended by the Supreme Attestation Commission of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation.
www.online-science.ru

 

 
 
     
 
 
     
 
 
 
 Поиск:
 
Исторические науки
 
 
Номер: Выпуск №1-2013 г.

УДК 94

Акопян Виктор Завенович
кандидат исторических наук,
доцент кафедры истории государства и права России и зарубежных стран
Пятигорского государственного лингвистического университета
тел.: 8 928 651 45 66
Akopyan Victor Zavenovich
candidate of historical Sciences, the senior lecturer of faculty of history of state and law of Russia and foreign countries of the Pyatigorsk state linguistic University
Ph.: 8 928 651 45 66

Этапы развития деятельности епархии
армянской апостольской церкви на Северном Кавказе

Stages of development of activity of a diocese
of the Armenian apostolic church in the North Caucasus

Аннотация. В статье характеризуется процесс формирования и основные этапы в деятельности епархии Армянской апостольской церкви на Северном Кавказе. Рассматриваются взаимоотношения между руководящими структурами Армянской церкви и Российским государством. Выясняются причины возникавших проблем. Показывается процесс возрождения деятельности Армянской апостольской церкви на Юге России, значение братских взаимоотношений между Русской и Армянской церквами.
Ключевые слова: Армянская апостольская церковь, Русская православная церковь, епархия, викариат, консистория, католикос, патриарх, архиепископ, епископ, церковная община.
Summary. The article is characterized by the process of formation and the main stages in the activities of the diocese of the Armenian apostolic church in the North Caucasus. Considers the relationship between the governing structures of the Armenian church and the Russian state. Clarify the reasons of appearing problems. Shows the process of the rebirth of the activities of the Armenian apostolic church in the South of Russia, the value of the fraternal relations between the Russian and Armenian churches.
Keywords: The Armenian apostolic church, The Russian orthodox church, diocese, vicarage, consistory, katholicos, the patriarch, the archbishop,
bishop, the church community.

По священному преданию, первыми распространителями христианства в Армении стали апостолы св. Фаддей и св. Варфоломей, что нашло отражение в ее названии – Святая Армянская Апостольская Церковь (ААЦ). Армяне также называют свою церковь Просветительской, по имени первого патриарха Григория Просветителя, усилиями которого Армения в 301 г. приняла христианство как государственную религию.
Христианство в Армении стало знаменем борьбы за свободу, независимость и национальное самосохранение. Поэтому все попытки навязать армянам чуждую религию встречали яростное сопротивление народа. Независимость и национальная специфика ААЦ предотвратили в Византии ассимиляцию армян государственнообразующей ромейской нацией. Национальная специфика подкреплялась догматическими дефинициями с высоты сегодняшнего дня ничтожными, но в средневековый период носившими принципиальный характер. Верность своей Церкви стала способом самосохранения армянского народа. И, наоборот, армяне, заявившие о своей принадлежности к Византийской церкви, достигли высокого социального статуса в империи, но сами утратили свою этническую принадлежность, став греками [1].
Находясь в эпицентре противостояния держав, Армения регулярно подвергалась разорению, а ее население – физическому истреблению. В связи с потерей армянами своей государственности и расселением их за пределами своей исторической родины в диаспоре начали возникать духовные центры ААЦ. Хотя армянские церкви и приходы на территории России имелись и до XVIII в., у них не было своего руководящего органа. Это было связано с тем, что образ Армянской церкви в России формировался руководством Русской православной церковью (РПЦ) под влиянием православного патриарха Константинополя.
Отношение к ААЦ кардинально меняется в имперский период, когда, с одной стороны, для России армянский фактор становится актуальным с геополитической точки зрения, а с другой стороны, слившаяся с государством РПЦ свое отношение к ААЦ должна была определять с позиции цезаристского государства. А эта позиция становится позитивной. Петра Великого мало волновали ничтожные дефиниции в трактовке природы Спасителя. Для него было важно продвинуть империю на Юг, что мыслилось осуществить, используя единоверных армян, в которых Петр I видел выгодного и надежного союзника.
Новая политика выразилась в учреждении в 1717 г. первой в России епархии Армянской церкви, центром которой стал г. Астрахань. Выбор этого города был не случаен: в нем имелась многочисленная армянская колония, возникшая в конце XIII в., и пять церквей. По количеству армянских церквей и духовенства в России впереди Астрахани была только армянская колония на Дону, центр которой город Новая Нахичевань (Нахичевань-на-Дону) стал местом пребывания главы второй епархии ААЦ в России.
Образование Астраханской епархии ААЦ способствовало установлению тесных отношений между российским правительством и представителями духовной и политической элиты армянского народа, в частности князьями Арцаха. Последние надеялись получить от России помощь в разворачивавшемся национально-освободительном движении против турецкой и персидской деспотий. После кончины Петра на Юге происходит ослабление внешнеполитической активности и, как следствие, охлаждение к ААЦ [2].
Со вступлением на престол Екатерины II возобновляются прямые контакты между российским правительством и Патриаршим Престолом в Эчмиадзине. 30 июня 1768 г. императрица подписала Грамоту, направленную католикосу Симеону Ереванци (1763-1780). В ней подтверждались все прежние льготы в отношении ААЦ [3]. В том же году католикос Симеон отправил в Санкт-Петербург посольство во главе с архимандритом Давидом. Последний преподнес императрице «мощи святого предтечи и крестителя Господня, святой мученицы Рипсимии и святого великомученика Георгия, да часть ковчега Ноева». В 1773 г. Екатерина II фактически заново учредила российскую епархию ААЦ, с 1780 г. переименованную в Ново-Нахичеванскую [4].
Главой епархии стал видный религиозный деятель архиепископ Иосиф Аргутинский (1743-1801), оказавший российскому правительству существенную поддержку в присоединении Крыма и Кавказа, много сделавший для российско-армянского сближения. Аргутинским был разработан проект восстановления армянской государственности под протекторатом России, нашедший поддержку императрицы и Г. Потемкина.
В результате русско-иранских войн первой трети ХIХ в. в соответствии с Гюлистанским (1813) и Туркманчайским (1828) договорам в состав Рос­сийской Империи вошло несколько восточноармянских областей (Карабах, Ереван, Нахичеван). Вследствие этого Эчмиадзинский Патриарший Престол оказался в пределах России. 11 марта 1836 г. правительство Николая I приняло «Положение об управлении делами Армяно-григорианской церкви в России» [5], предоставлявшее Армянской церкви куцую автономию.
На момент принятия Положения в России имелось шесть епархий ААЦ: Ереванская, Арцахская (Карабахская), Ширванская, Грузинская, Бессарабская и Ново-Нахичеванская и Астраханская. Последние две епархии были созданы собственно в России. Бессарабская епархия ААЦ с центром в г. Яссы была основана в 1809 г. указом Александра I  на территориях, отвоеванных Россией у Османской империи вследствие русско-турецкой войны 1806-1812 гг. Согласно Бухарестскому мирному договору, подписанному 16 мая 1812 г., территория между реками Прут и Днестр вошла в состав России. Там была образована Бессарабская губерния с центром в Кишиневе. Поскольку Яссы остались в пределах Османской империи, новым епархиальным центром стал Кишинев, хотя национальным центром бессарабских армян был г. Григориополь.
Положение 1836 г. объединяло Ново-Нахичеванскую и Бессарабскую епархии, а центр объединенной епархии вскоре перенесли из Кишинева в Новый Нахичеван. В ведение этой епархии находились армянские церкви и их приходы Санкт-Петербурга, Москвы, Малороссии, Крыма, Дона и  Новороссии.
В ведении Астраханской епархии остались Северный Кавказ, Поволжье, Сибирь и Средняя Азия. Уже при советской власти пределы Астраханской епархии сузились до территории Северного Кавказа  и  Нижнего Поволжья, и она была переименована в епархию Северного Кавказа и Астрахани.
В соответствии со ст. 57 указанного Положения утверждалась структура епархий ААЦ в России. Их возглавляли епархиальные начальники, назначаемые «государем Императором из духовных сановников этого исповедания». В своей деятельности они «ответствуют» перед правительством и «своим духовным начальством» (ст. 58). В «пределах своего ведомства,.. епархиальные Начальники посвящают в разные степени духовного сана, по чиноположению Церкви своей» (ст. 59). Положение предполагало создание при каждой епархии консисторий, состоящих из архимандрита и трех протоиереев. Председательствовал в них епархиальный начальник. При консистории создавалась канцелярия (ст. 72-74) [6]. Положение содержало целый ряд норм, противоречащих каноническому устройству и традициям ААЦ. Тем самым все обещания, данные церковным иерархам, и в их числе архиепископу Нерсесу V Аштаракеци (избранному в 1843 г. католикосом), о самоуправлении в армянских областях и независимом статусе церкви оказались забытыми.
В соответствии с Положением была проведена реорганизация Астраханской епархии. Для оперативного управления армянскими церквами Восточного Предкавказья, где имелись самые крупные армянские общины, создавалось структурное подразделение Астраханской епархии (консистории) – Кизлярское духовное правление, возглавляемое викарием. Викарии и благочинные священники (с местопребыванием в Ставрополе и Моздоке) были подотчетны главе епархии. Должность последних официально называлась епархиальный начальник и председатель консистория.
По данным на начало   ХХ в., Астраханская архиепископская епархия включала 45 церковных общин, 31 церковь и 70 тыс. прихожан. Только Кизлярское правление ведало 25 общинами, 12 церквами и 60 тыс. прихожанами [7].
Астраханской епархией управляли авторитетные церковные иерархи, некоторые из которых, например архиепископы Ованнес и Ефрем, стали католикосами. Архиепископ Ованнес Нерсесян (Гарнакерян) являлся одновременно начальником двух епархий: Астраханской и Нахичевано-Бессарабской. После него, вплоть до начала 50-х гг., епархию возглавлял епископ Барсег. Несколько лет епархия управлялась без своего местоблюстителя. В 1857 г. решением католикоса Нерсеса V главой епархии был назначен архиепископ Матевос Вегапетян, возглавлявший ее до своей кончины в 1866 г. В тот период в епархиальном правлении состояли священники Нерсес Бариджанян, Агарон Дадамян, Арутюн Турчанянц, Акоп (Яков) Попов, Саркис Посланникянц, Иосиф Бунятянц, Симеон Гарибджанянц и др. Источники 50-60-х гг. называют и имена священников кизлярского духовного правления: Мкртыч Тер-Сааков, Геворк Отарянц, Степан Флиянц, Захарий Эсинджарянц, Хачатур Тер-Аствацатурянц [8].
При малейшем изменении отношения к ААЦ в столице региональные власти тотчас же реагировали соответствующим образом, поэтому нередко должности главы епархии и кизлярского викария оставались «вакантными».
В начале 60-х гг. XIX в. завершилась война с горцами, что привело к стабильности в крае. Вместе с освобождением крестьян от крепостного права наступает относительно либеральная эпоха в развитии общественной жизни России. В этот же период вновь возрастает роль ААЦ в развитии духовной и культурной жизни народа, чему немало способствовал новый католикос. 17 сентября 1866 г. Верховным патриархом католикосом всех армян в Эчмиадзине избрали Константинопольского патриарха Геворга Керестечяна (1813-1882). Новоизбранный католикос получил утверждение от российского императора Александра II. Приняв обряд помазания и имя Геворга IV, католикос начинает осуществлять деяния, за что получил прозвище «Мецагорц» («Достославный»). Геворг IV, озабоченный положением своих соотечественников в России, сумел добиться от правительства подтверждения указов прежних императоров, допускавших беспрепятственно возводить храмы и открывать при них приходские училища. Получив поддержку от высшего иерарха своей церкви, Астраханская епархия, возглавляемая архиепископом Матевосом Вегапетяном, могла теперь смелее апеллировать к местным властям с просьбой содействовать (точнее, не чинить препятствия) в строительстве церквей.
В 70-80-е гг. XIX в. Астраханскую епархию возглавляли: архиепископ Геворк Вегапетянц (до 1882 г.), епископы Сукиас Парзянц и Геворг Суренянц (с 1887 г.). Членами консистории в тот же период являлись протоиерей Иосиф Буниатянц, священники Симеон Карибджанянц, Давид Дадамянц, Авраам Поповянц, Исаак Попов, Ованес Ширакуни, Меликсет Калантарянц, Габриэл Бахрянц и секретари Е. Бекжанов, Кеворк Халафянц. В те же годы во главе Кизлярского духовного правления находились викарные архимандриты: Адам Тер-Никогосянц, Григорий Гарнакерянц, Петрос Айвазян и члены правления: протоиерей Крикор Сафарянц, священники Степан Филянц, Исаак Поповянц, Хачатур Тер-Аствацатурян, Хорен Горганянц и др.
По отношению к Армянской церкви царское правительство проявляло непоследовательность. С одной стороны, геополитические интересы России в регионе вынуждали правительство соглашаться со значительной ролью церкви в общественной жизни своего народа. Но, с другой стороны, особый ее статус препятствовал стремлению правительства ассимилировать единоверный народ. К тому же некоторые руководители Синода, фактически являвшегося государственным министерством, когда это было выгодно, вдруг вспоминали средневековые «греко-армянские» споры и пытались элементарные богословские различия между Армянской и Православной церквами использовать как повод для упразднения или ограничения влияния ААЦ. В силу этого административному произволу подвергались руководящие органы Астраханской епархии.
В начале ХХ в., когда гонения на церковь значительно усилились, Астраханскую епархию возглавлял епископ Мхитар [9]. Консервативные круги в правительстве в этот период попытались «похоронить» самостоятельность ААЦ жесткими, административными методами. Царское правительство, с подачи министра внутренних дел В.К. Плеве и кавказского наместника Г.С. Голицына, 12 июня 1903 г. приняло дискриминационный закон с громоздким названием: «О сосредоточении правления имуществом Армяно-григорианской церкви в России в ведении Министерства Народного Просвещения средствах и имуществах означенной Церкви, коими обеспечивалось существование армяно-григорианских церковных училищ» [10]. Кроме того, 4 мая 1904 г. Плеве направил руководству губерний и областей на Кавказе секретный циркуляр. В нем говорилось: «Высочайшим повелением 1 октября 1903 г. установлено правило, чтобы впредь до пересмотра действующих узаконений об управлении духовных дел христиан армяно-григорианского исповедания, духовные власти сего исповедания при назначении епархиальных викариев, членов консисторий, ректора и преподавателей духовных академий и семинарий, настоятелей монастырей, а также к приходским должностям настоятелей, диаконов и причетников, испрашивали на то согласие: для викариев – главноначальствующего гражданской частью на Кавказе, а для остальных – подлежащего по месту назначения губернатора или соответствующего должностного лица» [11].
«Школьная» проблема здесь выступала только в качестве прикрытия, так как закон посягал на большую часть имущества всей церкви, включая туда все пожертвования, которые в виде капиталов и недвижимого имущества поступали в пользу «национализированных» правительством церковных заведений. Все сословия армянского общества расценили закон как акт, направленный против всей нации, всегда преданно отстаивавшей интересы империи на Кавказе. Так считали и некоторые дальновидные российские чиновники, резко выступившие против мер, предложенных Плеве и Голицыным [12].
Несмотря на то, что руководство ААЦ в тот период было больше озабочено событиями, происходившими в Турецкой Армении, где османское правительство периодически осуществляло погромы коренного населения, католикос Мкртич I Хримян (1821-1907) первым поднял свой веский голос в защиту национальной Церкви. Он последовательно отстаивал самостоятельность Армянской церкви, чья паства проживала во враждовавших друг с другом империях – Российской и Османской [13]. Кстати, в 1895 г. католикос Мкртич I совершил визит на Северный Кавказ, что вызвало огромный резонанс в армянских поселениях и общинах.
Во всех общинах епархии армянская общественность встала на защиту своей церкви и ее собственности. Власть, нанося удар по ААЦ, рассчитывала на традиционную верноподданность армян российскому императору. Поэтому для нее стала неожиданной резко отрицательная реакция, последовавшая со стороны всей армянской общественности. Своими действиями правительство подталкивало страну к революции. Власть стала это осознавать с большим опозданием. 1 августа 1905 г. Николай II подписал указ, фактически отменявший закон от 12 июня 1903 г. [14]. В соответствии с этим актом конфискованное имущество возвращалось ААЦ. Известие об этом было встречено с одобрением в армянских поселениях и общинах Северного Кавказа. Положительную роль в возвращении церкви отобранного имущества сыграло ходатайство нового наместника Кав­каза И.И. Воронцова-Дашкова. 18 августа наместник, находясь в Кисловодске, принял депутацию от армянского населения городов Юга России.
В коллективном заявлении, составленном депутацией, говорилось: «С чувством глубокого удо­влетворения и великой радости был встречен армянским народом и церковью Высочайший указ 1 августа. Достопамятный день, ког­да с высоты престола было провозглашено доверие к армянскому народу, церкви и восстановлены традиции России к нам, глубоко запечатлен в сердцах всех армян... Ваша мудрость и широкий взгляд на государственные задачи являлись залогом того, что под Вашим управлением края он вступит на новый путь мирного раз­вития и культурного преуспевания населения Кавказа...» [15].
Астраханской епархии на Северном Кавказе и церковным приходам приходилось преодолевать немало трудностей, связанных со строительством храмов и функционированием национальных училищ. Последние неоднократно закрывали, но под давлением общественности царская администрация вынуждена была разрешать их открытие. Однако после октября 1917 г. ААЦ, как и другие религиозные организации России, подверглась гонениям.
Советская власть, признавая национальную культуру только по форме, искореняла в ней национальное содержание. А таким содержанием применительно к армянскому народу выступали национальная школа и христианская вера, которую символизировала ААЦ. Большевики развернули массированное наступление против религии вообще, пропагандируя воинствующий атеизм. Священнослужителей, избежавших молох гражданской войны, лишали гражданских прав, их не допускали к выборам в местные советы. Таких людей тогда унизительно называли «лишенцы». В 30-е гг. многие священнослужители, в т. ч. представители высшего духовенства, оказались репрессированными.
Дисперсное проживание народа неизбежно ведет к его ассимиляции. Это в полной мере относилось и к армянскому народу, большая часть которого проживала «в рассеянии». Однако Армянская церковь выработала противовесы ассимиляции. Об этой роли церкви хорошо был осведомлен Сталин, сделавший все, чтобы лишить армянский народ его духовных предводителей. Между тем с 1911 по 1930 г. патриарший престол занимал католикос Геворг V. Являясь оппонентом власти большевиков, он поручил поддерживать все отношения с ними архиепископу Хорену Мурадбегяну, лояльного к советской власти иерарха. Но и ставший католикосом Хорен I (1932-1938) вызывал у тандема Сталин – Берия полное неприятие. По распоряжению Берии католикос был убит. 
На территории РСФСР, и в частности на Северном Кавказе произошла практически полная ликвидация структуры ААЦ. Были закрыты, а затем в разное время и уничтожены десятки армянских церквей. Сохранилось лишь несколько церковных сооружений, превращенные в эпоху строительства социализма в складские помещения.
Однако приближалась война. На высоком правительственном уровне должна была произойти «корректировка» политики в отношении к церкви. Диктатор (несостоявшийся священнослужитель) нуждался в особом ореоле, который можно было приобрести не трудами классиков марксизма-ленинизма, а веками установленным правилом – благословением церкви. К тому же, советская власть, развертывая патриотическое воспитание, вынуждена была считаться с религиозными чувствами людей. Сталин, желая уподобиться Отцу Всея Нации, в первые дни войны обратился к народу принятым у священников обращением к верующим – «братья и сестры!». Правда, «либерализация» политики в отношении церкви открыто проявится в середине войны, когда, с одной стороны, сама церковь поднимет свой глас с призывом защитить Отечество, а с другой стороны, потребуется нейтрализовать политику нацистов, пытавшихся на захваченных территориях использовать оскорбленные религиозные чувства людей в своих интересах.
С первых же дней войны Армянская церковь, так же как и Русская православная, призвала свою паству встать на защиту Отечества. Она направила на военные нужды значительные средства. Так, например, на средства ААЦ была сформирована танковая колонна «Давид Сасунский». В связи с вышесказанным в годы войны Сталин согласился на возобновление деятельности не только патриарха Московского и всея Руси, но и верховного иерарха Армянской церкви. В апреле 1944 г. состоялась встреча диктатора с архиепископом Геворгом Чорекчянцем, родившимся в Новой Нахичевани, а в довоенный период возглавлявшим армянскую епархию Грузии. Во время этой встречи были решены проблемы предстоящих выборов высшего церковного иерарха, а также вопросы взаимодействия власти с церковью. Естественно, что на состоявшихся в июне    1945 г. выборах католикосом был избран Геворг VI.
В послевоенные десятилетия народ уже не рассматривался в качестве «братьев и сестер». «Постро­ив социализм», страна «устреми­лась к коммунизму». А так как ста­вилась задача за короткое время из­бавиться от всех вредных остатков «феодально-буржуазного прошлого», в конце 50-х гг. ранее сохранившиеся церкви вновь начинают варварски разру­шать.
Демократические процессы в России создали условия для пробуждения национального самосознания армянской диаспоры. Это, прежде всего, проявилось в процессе духовного возрождения, восстановления попранного религиозного сознания. Наиболее интенсивно церковное возрождение происходит на Юге России, где проживает более половины российских армян. Кроме армянского населения, веками и десятилетиями проживавшего на Северном Кавказе, в последние десятилетия здесь обосновались тысячи беженцев и вынужденных переселенцев из районов вооруженных конфликтов и разрушенных землетрясением населенных пунктов Армении. Именно эта часть населения больше всего ощутила потребность в слове Божьем.
Духовное возрождение проявилось в восстановлении в полном объеме структур ААЦ в России, и в частности на Северном Кавказе. В августе 1991 г. в Министерстве юстиции РФ была зарегистрирована Ново-Нахичеванская и Российская епархия ААЦ, возглавляемая с 1976 г. архиепископом Тираном Кюрегяном. Под юрисдикцией епархии находились армянские церкви России, Украины, Белоруссии, Молдавии, государств Прибалтики и Центральной Азии.
По представлению главы епархии 25 июля Верховный Духовный Совет ААЦ во главе с католикосом Вазгеном I образовал в структуре Ново-Нахичеванской и Российской епархии ААЦ (в пределах территории РФ) три викариата: Западный (церковные общины Москвы и Санкт-Петербурга), Ростовский (общины Ростовской области и Поволжья) и Северо-Кавказский (Краснодарский и Ставропольский края, северокавказские республики). 25 июля 1991 г. католикос Вазген I назначил викарием Северного Кавказа архимандрита Езника Петросяна, много сделавшего для налаживания церковной жизни.
18 августа 1994 г., в возрасте 86 лет, умирает католикос Вазген I, возглавлявший Армянскую церковь с 1955 г. 4 апреля 1995 г. Церковный национальный собор избрал католикосом известного в церковном мире ученого-богослова католикоса Киликийского Гарегина, который 9 апреля восходит на престол Эчмиадзина под именем Гарегина I (1995-1999).
Возрождение церковной жизни в регионе с многочисленным армянским населением стало основанием для образования епархии Юга России ААЦ, что получило закрепление 13 января 1997 г. специальным указом католикоса Гарегина I. Новую епархию с центром в Краснодаре Езник Петросян принял уже в сане епископа. Выполнив свою историческую миссию, Езник Петросян (ныне архиепископ) вернулся в Эчмиадзин, где возглавил отдел межцерковных связей. В новое тысячелетие епархия вступила с новым предводителем – архимандритом Мовсесом Мовсесяном (род. в 1964 г.).
В 1999 г. вновь избранный католикос Гарегин II назначил архимандрита местоблюстителем главы епархии Юга России ААЦ. В апреле 2001 г. Мовсес был назначен главой епархии и 30 сентября того же года рукоположен в епископы. Краснодар был определен центром архиерейского престола новой епархии. Учредительное собрание избрало епархиальный совет – высший орган этого регионального церковного объединения. В состав епархии вошли викариаты, центры которых находятся в Краснодаре, Пятигорске, Владикавказе.
На рубеже ХХ-XXI вв. руководящими органами ААЦ на Северном Кавказе и религиозными общинами была проделана огромная работа по реставрации сохранившихся старых и возведению новых церквей, молельных домов и памятных хачкаров. При церквах начинают функционировать воскресные школы. Несколько новых церквей освятили католикос Гарегин I, посетивший в августе 1997 г. Краснодарский и Ставропольский края, а в ноябре 2003 г. ныне здравствующий – Гарегин II.
Епархия Юга России ААЦ на своем уровне всемерно способствует укреплению братских отношений между Русской и Армянской церквами, наполняя их новым содержанием. Практически во всех церковных мероприятиях, проходящих на Юге России, участвуют русские и армянские священники. По проблемам урегулирования этнических конфликтов русские и армянские священнослужители всегда имели единую позицию.
Примечания:

  1. Примером тому явились многие византийские императоры и полководцы, имевшие армянское происхождение, включая Македонскую династию.
  2. Армяно-русские отношения в XVIII века. Сборник документов. Ереван: АН Армянской ССР Т. III, 1978. С. 158-159.
  3. Там же. С. 76-77.
  4. Там же. С. 76-77.
  5. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Т. XI. № 8970.
  6. Там же.
  7. Орманиан Малахия. Армянская Церковь. Ее история, учение, управление, внутренний строй, литургия, литература, ее настоящее. М., 1913. С. 216.
  8. См.: Акопян В.З. Армянская Апостольская Церковь на Ставрополье и Тереке. Пятигорск, 2000; Его же: История прихода армянской апостольской церкви г. Пятигорска. Пятигорск, 2005.
  9. См.: Акопян В.З. Армянская Апостольская Церковь на Ставрополье...
  10. ПСЗРИ. Т. XXIII. № 23156.
  11. См.: Акопян В.З. Армянская Апостольская Церковь... С. 25.
  12. Витте С.Ю. Воспоминания. М. 1991. С. 32-34.
  13. См.: Гуайта Джованни. 1700 лет верности. История Армении и ее Церкви. М., 2002. С. 205-206.
  14. ПСЗРИ. Т. XXV. № 26613.
  15. Северный Кавказ. 1905. 3 августа.

Notes:
1  .  Example of that were many Byzantine emperors and the commanders who had the Armenian origin, including the Macedonian dynasty.
2  .  The Armenian-Russian relations in the XVIII century.  Collection of documents.  Yerevan:  AN Armenian Soviet Socialist Republic T.  III, 1978.  Page 158-159.
3 . In the same place. Page 76-77.
4 . In the same place. Page 76-77.
5  .  Complete Collection of Laws of the Russian Empire (CCLRE).  T.  XI.  No. 8970.
6 . In the same place.
7 . Ormanian Malakhiya. Armenian Church. Its history, doctrine, management, internal system, liturgy, literature, its present. M, 1913. Page 216.
8 . See: Akopyan V. Z. The Armenian Apostolic Church on Stavropol Territory and Terek. Pyatigorsk, 2000; It: History of arrival of the Armenian apostolic church of Pyatigorsk. Pyatigorsk, 2005.
9 . See: Akopyan V. Z. The Armenian Apostolic Church to Stavropol Territory...
10 . PSZRI. T. XXIII. NO. 23156.
11  .  See:  Akopyan V. Z.  Armenian Apostolic Church...  Page 25.
12 . Vitte of Page Yu. Memoirs. M 1991. Page 32-34.
13 . See: Guayta Giovanni. 1700 of fidelity. History of Armenia and its Church. M, 2002. Page 205-206.
14 . PSZRI. T. XXV. NO. 26613.
15 . North Caucasus. 1905 . August 3.

Вернуться: Назад

Назад   |    Версия для печати   |   Обсудить (Комментировать)

 
Комментарии:
 
Комментариев нет...
 
 
 



ulrichsweb TM) -- The Global Source for Periodicals

Поздравления
С Днем
Рождения

Открыть
подробнее

 
 
 
     
 
© 2010-2015. Все права защищены. Общественные науки и современная Россия. ВАК журнал
ООО «Наука и образование» – научный журнал «Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки».
Вак журнал, Журнал для аспирантов докторов кандидатов, ваковский журнал
О журнале | Контакты редакции | Сотрудничество
Создание сайтов
KubanTrend.ru
Разработка сайтовСоздание сайтов
 
Рейтинг, товары и услуги, объявления Продвижение поддержка сайтов Краснодар
 
     
Условия лицензионного соглашения: